Планета в цейтноте. А в цейтноте только гроссмейстер знает, как себя вести. Но тот же Трамп – это точно не про шахматы. Поэтому ему лучше не показывать, сколько реально осталось. Без двух так без двух

Отсутствие новостей – это тоже новость. Штамп, конечно. Но иной раз и он уместен. Как печать. Времени. Вот оно-то, по мнению редколлегии «Бюллетеня ученых-атомщиков» Чикагского университета, и не изменилось. Как установили они год назад «часы Судного дня» на без двух минут конец света, так и оставили их сейчас на том же месте. С 1947-го взяли они за правило сверять близость ядерного апокалипсиса со своим мироощущением. Как только поняли, что Советы их догонят, так и включили обратный отсчет. До этого-то думали, что сами будут вершить суд. С тех пор и гоняют эти стрелки туда-сюда, отмеряя ими расстояние до пропасти.

Дальше всех человечество отстояло от нее в 1991-м. Завершение холодной войны, падение Берлинской стены, сокращение ядерных вооружений отодвинули крах всего сущего на 17 минут. А что там после «без двух» – так никто и не знает. Не заглядывали. В прошлый раз 23:58 зафиксировали в 1953-м, когда СССР и США провели испытания водородных бомб. Потом отпустило. Поняли: паритет. Однако в 2018-м опять осталось сосчитать до двух вовсе не из-за противостояния сверхдержав. Так американские атомщики отреагировали на северокорейскую угрозу. Без нее годом ранее до полуночи было на 30 секунд больше.

И вернуть бы им теперь часы хотя бы туда же. Все-таки Трамп с Кимом уже встретились и собираются сделать это вновь. Не стали. Это минус. Значит, не доверяют. Обоим. Но ведь и вперед не сдвинули. А это – плюс, если учесть, что все вокруг только о том и говорят, что о возврате к старому доброму российско-американскому соперничеству. Причем в ту его фазу, страшней которой еще не было. И если бы этот «Бюллетень» оставил миру полторы минуты, никто бы не удивился. Но они воздержались.

Может, куда-то отлучались, когда их президент объявил о выходе из договора о ракетах средней и меньшей дальности. И не вернулись, когда он уже рассказывал о новой стратегии ядерного сдерживания России и Китая с выходом в космос. А может, потому что это их президент, они и не стали переводить на него стрелки. Скорее всего, они просто пропустили его слова мимо ушей. Потому что знают им цену. Люди-то подобрались с пониманием – полтора десятка нобелевских лауреатов. Некоторые еще Трумэна помнят.

Ну зачем им своими руками приближать беду? Это же равносильно тому, что ее кликать. Чем меньше у человека остается времени, тем лихорадочней он пытается в него уложиться. Начинает суетиться, гнать, например, вооружение. Планета в цейтноте. А в цейтноте только гроссмейстер знает, как себя вести. Но тот же Трамп – это точно не про шахматы. Поэтому ему лучше не показывать, сколько ему реально осталось. Без двух так без двух.

«А что, и мне так можно было?», – возмущенно спросила у феи Золушка. «Хорошо, что эти часы без меня, – подумала кукушка, – я бы даже кукукнуть не успела, так и умерла бы от скуки». Другой реакции на судный циферблат не последовало. А что тут скажешь? Если все катится в тартарары, то пусть хотя бы время стоит. Все-таки обстановка сейчас – и минутной слабости хватит, чтобы больше некому и не на кого было стрелки перевести.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен