Анкара и Вашингтон предпринимают попытки снять возникшую напряженность. Она появилась после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отказался встречаться с прибывшим в турецкую столицу помощником президента США Джоном Болтоном. Раздражение вызвало заявление вашингтонского чиновника о том, что «вывод американских войск из Сирии должен проходить с учетом обеспечения безопасности тех, кто сражался с США против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористических группировок». Керосина в костер после плеснул президент США Дональд Трамп, пригрозив Турции «экономическим разорением» в случае «если они тронут курдов».

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу сообщил, что провел телефонный разговор с государственным секретарем США Майком Помпео. Однако последний не дезавуировал позицию Болтона, подтвердив турецкому коллеге, что Вашингтон «придает особое значение защите тех формирований в Сирии, которые оказывали поддержку силам международной коалиции и вооруженным силам США во время операций против террористов в Сирии». В игру вступил Эрдоган, позвонивший Трампу. Итоги разговора он квалифицировал как «исторические», хотя не ясно, в чем именно состоял этот самый «историзм». Турецкий президент напомнил американскому о достигнутой ранее договоренности по Манбиджу, но в ответ получил предложение создать зону безопасности на севере Сирии. Главным промежуточным итогом этой «телефонной дипломатии» стало то, что готовившееся военное наступление Турции к востоку от Евфрата сорвано на неопределенное время .

Теперь Вашингтон направил в Анкару председателя юридического комитета Сената США республиканца Линдси Грэма, у которого репутация «близкого друга» Трампа. Грэм якобы должен был показать, какие рисует «красные линии для Турции в плане событий на севере Сирии» Вашингтон. Кстати, сенатор, как пишет The Washington Post, «был одним из тех, кто бросил все и сломя голову помчался в Белый дом, чтобы уговорить Трампа хотя бы повременить с выводом войск из Сирии». Поэтому в отличие от Болтона в Турции Грэму оказали теплый прием. Он встретился с Эрдоганом (во второй раз за последние полгода), Чавушоглу, министром национальной обороны Хулюси Акаром и главой Национальной разведывательной организации Хаканом Фиданом. Однако об итогах бесед Вашингтон и Анкара сообщили очень скупо.

«Голос Америки» ретранслировал всего лишь ранее сделанные сенатором заявления о том, что тот «разделяет обеспокоенность турецких властей», так как «среди сирийских курдов есть элементы, которые действительно представляют угрозу национальной безопасности Турции», хотя «боевики сирийского крыла Рабочей партии Курдистана (РПК) помогли США устранить угрозу террористов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии, а США не могут оставить тех, кто им помогал». В свою очередь турецкое правительственное агентство Anadolu уточняет: Грэм выразил надежду на то, что Трамп «замедлит вывод американских войск из Сирии до полного уничтожения террористической группировки ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Ведь «победа» над этой силой достигнута лишь в «территориальном плане», но конечная цель его, уничтожение полное, так еще и не достигнута, поскольку на территории Сирии скрываются тысячи боевиков-джихадистов. В противном случае, по словам Грэма, союзников США в регионе — Израиль и Турцию — будет ожидать «кошмарный сценарий».

Анкара же напомнила Грэму, что «ожидает от Вашингтона выполнение обещаний в рамках реализации дорожной карты по сирийскому Манбиджу, которая предусматривает вывод курдских формирований из этого региона». ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) для Турции не главный противник в Сирии. То есть, Грэм выступил фактически против вывода войск США из Сирии, пока ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не будет ликвидировано, в то время, как Турция выступает «за» вывод и требует, чтобы США выполнили ранее достигнутые договоренности. И это на фоне интригующего и, похоже, не случайного совпадения. Накануне прибытия сенатора в Манбидже произошел теракт, в результате чего погибли 27 человек, в том числе пятеро американских военных. Эрдоган сразу же заявил, что эта акция «может повлиять на решение Вашингтона о выводе войск из Сирии». Получается, что Грэм, говоривший о сохраняющейся боевой дееспособности джихадистов, прав?

Но вице-президент США Майк Пенс еще раз после подтвердил, что «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии побеждено и нападение в Манбидже не привело к изменению решения вывести свои войска из Сирии». Отсюда возникает вопрос, зачем Вашингтон посылал Грэма в Анкару и какой «сигнал» тот должен был довести до руководства Турции. Британское издание The Guardian утверждает, что «сейчас мало кто способен осмыслить и истолковать резкое изменение американского курса, поскольку еще летом прошлого года было решено оставить войска в Сирии до полного разгрома ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и для оказания противодействия иранскому влиянию». Но после того, как Трамп назвал «разгром джихадистов единственной причиной находиться в Сирии», из прежней схемы выпал иранский фактор и на первые позиции вышел инициированный в новых условиях курдский вопрос.

Такая ситуация Анкару, да и не только ее, по словам одного западного репортера, «застала в положении со спущенными штанами». Турция в недоумении. Грэм указывает, что нужно «довести до конца борьбу с джихадистами». Трамп называет именно Эрдогана таким человеком, который «способен это сделать», но вместе с тем хозяин Белого дома не отказывается от поддержки курдов. А высокопоставленный представитель Белого Дома отмахивается от расспросов, почему от Трампа и от его главных советников исходят такие разные сигналы. «Решение должен принимать президент и он его принял, — подчеркнул чиновник. — Это его прерогатива». В итоге Анкара угрожает начать, но не может дать старт наступлению со своей территории против сирийских курдов. В итоге неизвестных величин в сирийском геополитическом уравнении остается предостаточно и появляются новые.

Турция по-своему понимает ситуацию в Сирии и вокруг нее, выбор главного решения для Анкары выглядит непростым. Как подчеркивает The Washington Post, «все предельно запутано: с одной стороны, Вашингтон заявляет, что не отступит, пока битва с терроризмом продолжается, с другой, принимает решение о выводе войск из Сирии». Ну, а Помпео в Египте заявляет, что «когда Америка отступает, остается хаос, друзья в беде и неприязнь». Эрдогану нужна ясность и понимание, какие нужны новые ходы. Возможно, все это он получит в Москве во время своего предстоящего визита.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен