Назначенный на 2 февраля выход Вашингтона из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) уже никто всерьёз не обсуждает. На повестке дня кое-что поважнее — новая гонка вооружений в космосе

В четверг американский президент с помпой представил план действий США в соответствии с докладом Пентагона о противоракетной обороне. Помимо размещения по всему миру дополнительных радаров раннего обнаружения и пусковых комплексов противоракет, Соединённые Штаты намерены наращивать космическую составляющую ПРО. Причём речь идёт не только о средствах мониторинга ракетных пусков, но и о спутниках-перехватчиках, то есть о боевых космических платформах.

В 1980-х годах Вашингтон уже пугал нашу страну и весь мир «звёздными войнами». Тогда анонсированная система спутникового перехвата баллистических ракет называлась Стратегической оборонной инициативой (СОИ). До сих пор идут споры о том, являлась ли эта программа чистым блефом, рассчитанным на то, что СССР втянется в очередной гибельный для его экономики виток гонки вооружений, или всё-таки была реальным проектом, который так и не удалось осуществить из-за недостаточного уровня развития технологий.

Но сейчас это уже не важно. Современные технологии позволяют создать космическое оружие, которое в некоторых аспектах будет в разы эффективнее наземных, надводных и подводных комплексов.

Спору нет, ракеты средней и меньшей дальности — страшная угроза. У них малое подлётное время. Обнаружить их пуск сложно. И всегда есть соблазн применить так называемый ослепляющий удар по командным центрам в надежде предотвратить ответный удар возмездия. Но любому носителю класса РСМД требуется преодолеть по баллистической траектории (или по сложной кривой, если речь идёт о крылатой ракете) как минимум пару тысяч километров, чтобы дотянуться до важнейших целей на территории противника. А объекты на низкой околоземной орбите находятся всего в сотнях километров от цели.

Вряд ли спутниковая ПРО, задуманная американцами, будет работать по той схеме, которая была разрекламирована Вашингтоном в 1980-х — разрушать боеголовки в верхней точке баллистической траектории. Хотя и такая боевая задача вполне актуальна. Но от разработчиков почти наверняка потребуют обеспечить уничтожение ракет в момент старта или даже за секунду до него. А если не уничтожить, то «ослепить», то есть «выжечь» или «свести с ума» всю бортовую электронику.

А раз так можно обезвредить ракеты, то почему нельзя точно так же поступить с авиацией, системами связи, ПВО и так далее? В общем, космическая ПРО — это намного больше, чем просто ПРО. Это новое стратегическое оружие. А значит — новое поле для гонки вооружений.

Мы не знаем, что на сегодняшний день имеется у США по части космического оружия — в чертежах, в «железе» и, возможно, в серии. Но то, что в самом ближайшем будущем на такое оружие будет сделана ставка, очевидно. Более того, это стало понятно не сейчас. Всё к этому шло.

Выход Вашингтона из договора по ПРО был предрешён ещё в день его подписания. У любого американского политика — даже у пацифиста из пацифистов — на подкорке записана доктрина стратегической неуязвимости США.

Эта доктрина была в ходу даже в то время, когда не было ядерного оружия и Соединённые Штаты вели изоляционистскую внешнюю политику. Тогда неуязвимости пытались достичь построением мощной береговой обороны и максимальным ослаблением соседей по континенту.

В ядерный век гарантированное взаимное уничтожение СССР и США (как фактор предотвращения нападения на Соединённые Штаты) никогда не устраивало американцев. Заключение в 1972 году договора по ПРО было тактическим ходом. Когда появилась техническая возможность не допустить (пусть и в неопределённо отдалённом будущем) поражения территории США стратегическими ракетами, договор был выброшен в мусорное ведро как устаревший.

Так что «несоблюдение нашими партнёрами соглашения, являющегося важной составной частью всемирной системы безопасности» не должно было никого удивить. Они будут строить свою ПРО. Может быть, вечно, но будут. И если для этого нужно наполнить ближний космос оружием, они это сделают.

А то, что околоземное пространство рано или поздно станет ареной военного противостояния, было понятно ещё в 1960-е. Договор 1967 года о космосе не запрещал размещение обычных вооружений на орбите. И такое оружие там очень скоро появилось — и советское, и американское. Другое дело, что возможности его были невелики.

Но на дворе 2019 год. Началась новая космическая гонка. Разумеется, ведётся она не только с целью первыми высадить человека на Марс. Возможно, со временем человечество научится добывать ресурсы с пролетающих мимо Земли астероидов. Но и это не станет единственной целью совершенствования космических аппаратов и ракет-носителей. Космос всегда имел двойное назначение. Главным всегда было, увы, военное.

Я более чем уверен, что успех китайских товарищей с посадкой их очередного лунохода на обратную сторону нашего естественного и вывод аппарата связи на орбиту вокруг точки Лагранжа L2 системы Земля — Луна (а не вокруг Луны, как это делалось ранее) очень скоро будет использован военными Поднебесной. Если не используется уже сейчас.

Американцев (и небезосновательно) часто подозревали в военном применении их «Спейс шаттлов». Но эта программа давно закрыта, и основным её заказчиком было NASA. А вот многоразовый космический беспилотник Boeing X-37B уже несколько лет летает на орбиту и обратно исключительно в интересах Пентагона.

Кстати, Х-37 — прекрасный показатель того, насколько далеко продвинулись космические технологии. В СССР и США в 1960-1970-х годах разрабатывались малоразмерные многоразовые космические самолёты военного назначения. У нас в стране проект получил название «Спираль». Были разработаны прототип для атмосферных испытаний и несколько ракетопланов меньшего размера для отработки входа в атмосферу.

Но затем в США «выстрелил» «Спейс шаттл». Свой крупный космический самолёт построил и СССР. И тогда впервые (!!) была продемонстрирована возможность автоматической посадки такого аппарата на аэродром.

И «Буран», и «Спейс шаттл» имели ограниченные возможности по смене орбит и обладали весьма посредственными показателями многоразовости. Сейчас же Х-37 летает в космос регулярно и, по оценкам военных экспертов, довольно лихо меняет высоту и склонение своей орбиты. При этом износ теплоизоляционного покрытия минимален.

Не стоит даже и сомневаться, что нечто подобное пытаются создать китайцы. Такой аппарат будет чрезвычайно полезен при развёртывании вооружений в космосе и, что не менее важно, при противодействии боевым орбитальным платформам противника.

Не стоит также сбрасывать со счетов «мечтателя» Илона Маска. Да, он эпатирует публику отправкой своего автомобиля Tesla в сторону Луны, много рассуждает о марсианских колониях и лунном туризме, но он уже стал одним из самых надёжных подрядчиков Минобороны США. Сможет ли он достроить свой пилотируемый корабль CrewDragon, покажут ближайшие два года. Но вы только представьте себе, сколько за это время он запустит военных спутников на своих частично многоразовых ракетах!

Предвидеть начало гонки вооружений в космосе было несложно. Ведь началось же военное соревнование в Арктике! Раз есть пространство, за которое есть смысл побороться, появляется соответствующая техника, старые договора становятся достоянием истории и крупные державы начинают «сдерживать» друг друга в этом новом пространстве.

Жалко, конечно, что человечество не осваивает совместными усилиями Марс и не посылает зонд к планете у Проксимы Центавра, а тратит ресурсы на военное противостояние. Но такова жизнь.

Когда-нибудь российско-американо-китайский экипаж вступит на поверхность другой планеты и скажет вдохновляющие слова о сотрудничестве и достижениях человеческой расы. А пока учёные, конструкторы и инженеры готовят к запуску боевые орбитальные платформы. И это уже не фантастика.

Во всей этой истории есть один положительный момент: теперь уж точно в России никто не будет относиться к космосу несерьёзно.

Дмитрий Дробницкий, RT

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен