Декабрь привнес легкие нотки горечи и разочарования в активно развивавшиеся весь год межкорейские отношения. Председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын так и не исполнил свое обещание и не приехал с историческим визитом в Сеул, на что так надеялась администрация теряющего былую популярность южнокорейского президента Мун Чжэ Ина

Тем не менее северокорейский лидер подсластил горькую пилюлю, направив своему визави послание, в котором написал, что не отказывается от своих слов и все же достаточно скоро посетит Южную Корею.

Ким Чен Ына можно понять — сейчас его голова занята совсем другими заботами, не имеющими, по его мнению, непосредственного отношения к Югу. В КНДР сейчас слишком заняты подготовкой ко второму северокорейско-американскому саммиту, который, как ожидается, станет судьбоносным для Пхеньяна.

В отличие от первой встречи Ким Чен Ына и Дональда Трампа в Сингапуре, носившей скорее ознакомительный и декларативный характер, на нынешних переговорах будут обсуждаться конкретные практические шаги по ракетно-ядерному разоружению КНДР и ответные шаги Соединенных Штатов.

На этом фоне отвлекаться на встречу с Мун Чжэ Ином у Ким Чен Ына нет ни возможности, ни особого желания. Да и что, собственно, могут они сейчас обсуждать? По факту, в данный момент все возможности межкорейского сотрудничества исчерпаны, они не могут развиваться дальше из-за факторов, которые не контролирует ни Сеул, ни Пхеньян.

Тут речь идет о международных и односторонних санкциях, вводившихся в отношении КНДР на протяжении нескольких последних лет. Они запрещают всем членам ООН практически любое взаимодействие с Северной Кореей, а в тех сферах, где это разрешено, иностранные контрагенты стараются дистанцироваться от КНДР, чтобы случайно самим не угодить под американские санкции.

Поэтому первоочередной задачей для Пхеньяна сейчас является диалог с США, и именно в этом разрезе стоит рассматривать недавнюю поездку Ким Чен Ына в Китай по приглашению Си Цзиньпина. Это четвертая поездка северокорейского лидера в КНР с весны прошлого года.

По единодушному мнению экспертов, глава КНДР отправился в Китай для того, чтобы заручиться поддержкой Пекина в преддверии планирующегося второго саммита с президентом США Дональдом Трампом. Они полагают, что частые обмены Китая и КНДР на высоком уровне необходимы для урегулирования проблемы Корейского полуострова и обеспечения стабильности в регионе.

«Китай всегда был «старшим братом» Северной Кореи. Даже несмотря на периодически возникавшие разногласия и периоды охлаждения отношений между Пекином и Пхеньяном, последний всегда возвращался под крыло своего сюзерена. Поэтому не будет ошибкой сказать, что КНР играет особую роль в урегулировании северокорейской ядерной проблемы и с оговорками может даже считаться незримым участником готовящегося саммита США-КНДР», — говорит южнокорейский политолог Мэн Чу Сок.

По его словам, во время саммита Ким Чен Ын и Си Цзиньпин «наверняка обсуждали стратегию ведения предстоящих переговоров с Соединенными Штатами, вещи, которые может предложить Вашингтону Пхеньян, и что потребовать от него в ответ».

Эксперт обратил внимание на то, что всем ключевым событиям 2018 года с участием лидера КНДР предшествовали его поездки в Китай, «чтобы получить совет и вообще заручиться поддержкой» его председателя.

Конечно, Южная Корея тоже не остается полностью не у дел в процессе подготовки встречи Кима и Трампа, но ее роль однозначно является второстепенной.

«Мун Чжэ Ин многое сделал в прошлом году для запуска американско-северокорейского диалога, южнокорейские СМИ писали, что он «находится на водительском сиденье в машине, везущей Пхеньян и Вашингтон. Сейчас ситуация изменилась, американцы и северокорейцы уже могут обойтись без водителя», — отмечает Мэн Чу Сок.

По его мнению, в подготовке саммита роль Сеула сейчас сводится к тому, чтобы убедить Вашингтон перестать настаивать на полном ядерном разоружении КНДР в качестве предварительного условия для подписания мирного договора и снятия санкций.

В Южной Корее прекрасно понимают, что если этого не произойдет, то и на прогресс в денуклеаризации Корейского полуострова рассчитывать не стоит: Пхеньян, памятуя о печальных судьбах Ливии и Ирака, ни за что не ликвидирует свою ядерную программу без твердых и желательно многосторонних гарантий безопасности для режима.

В целом же наблюдатели сходятся во мнении, что саммит США-КНДР и последующие события, да и в целом первый квартал 2019 года станут решающими для будущего Корейского полуострова. В случае если Вашингтон и Пхеньян нащупают компромисс, сдвинется с мертвой точки процесс денуклеаризации, активизируется диалог, и с большой долей вероятности КНДР приступит к конкретным шагам, например демонтажу своего ядерного реактора в Йонбёне.

Со стороны США в этом случае можно будет ожидать частичную отмену антисеверокорейских санкций, что позволит Югу и Северу реанимировать замороженные проекты экономического сотрудничества и начать новые. В частности, с большой долей уверенности можно ожидать перезапуск Кэсонского индустриального комплекса, а также начало практических работ по модернизации автомобильных и железных дорог Севера и их стыковки с южнокорейскими.

В случае же провала высока вероятность отката к состоянию 2017 года, когда напряженность между Севером, Югом и США достигла столь высокого уровня, что даже самые оптимистично настроенные эксперты всерьез опасались начала боевых действий. Остается лишь надеяться, что благоразумие возьмет верх и такая ситуация больше не повторится.

Станислав Варивода, ТАСС

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен