Полный шатдаун: проверка курса Трампа на прочность

20 января исполнится два года со дня инаугурации Дональда Трампа. И вторая половина его президентского срока обещает быть по-настоящему горячей. Ключевые пункты амбициозной программы Трампа наткнулись на серьезные препятствия. Удастся ли эксцентричному республиканцу «сделать Америку великой снова»? Или хотя бы окончательно не растерять былого величия…

Разногласия с конгрессом из-за стены на границе с Мексикой привели к длиннейшему в американской истории «шатдауну» правительства. Демократы наотрез отказываются финансировать строительство заградительных сооружений, на которые Трамп запросил 25 млрд. долларов. Стоит отметить, что стена на границе с Мексикой – одна из опорных точек программы 45 президента США. Она затрагивает сразу два существенных ее аспекта. Во-первых, это тема миграции, которая позволила Трампу сыскать электоральную поддержку среди правой и националистически настроенной публики. Во-вторых, это важный элемент его экономической программы. Стена должна была стать частью масштабных планов по модернизации американской инфраструктуры, обновление которой суммарно оценивались командой Трампа в 3 трлн. долларов.

Новая администрация очень долго шла к реализации этого проекта, хотя распоряжение о строительстве заградительных сооружений Дональд Трамп отдал сразу же после инаугурации, еще в январе 2017 года. Однако конгресс сходу воспринял инициативу в штыки и даже в условиях затянувшегося шатдауна, демократы не намерены идти на компромисс.

Другой важнейший пункт программы Трампа – это протекционизм. Штаты «ржавого пояса» активно поддержали инициативу по борьбе с засильем импорта на американском рынке, ведущего к деградации местного производства. Как и в случае со стеной, Трампу потребовалось больше года, чтобы раскачать американскую элиту на торговую войну со своими крупнейшими экономическими партнерами – КНР и ЕС. В 2018 году твиттерные угрозы о введении пошлин на китайские товары начали воплощаться в жизнь. Летом прошлого года Трамп объявил о введении 10% пошлины с ее дальнейшим увеличением до 25%. А ранее под удар попала европейская сталь и алюминий. Шестеренки протекционизма завертелись.

Третий столп программы Трампа – налоговая реформа. В ходе предвыборной кампании были озвучены планы по снижению налоговой нагрузки на прибыль компаний с 35% до 15%. В декабре 2017 года американский лидер добрался до реализации этого пункта. Фондовый рынок США встретил это решение ростом котировок.

Однако по всем ключевым направлениям Трамп столкнулся с едва ли преодолимыми трудностями.

Выиграть торговую войну с Китаем и другими странами оказалось сложнее, чем это представлялось главному ее идеологу в Белом доме – Питеру Наварро. Одной американской бравады не хватило для того, чтобы Китай и Евросоюз приняли ультиматум Вашингтона и сходу открыли свои рынки для американской продукции, как этого требовали в Вашингтоне.

Фондовый рынок, понимая, что Китай и Евросоюз намерены оборонятся, за 2018 год совершил 4 крутых пике, чего не наблюдалось с 2008 года, а по некоторым параметрам и с печально знаменитого 1929 года.

Согласно последним данным дефицит торговли Китая и США достиг исторического максимума. А профицит торговли Китая с Америкой в прошлом году вырос до 323,32 млрд долларов, что является самым высоким показателем с 2006 года. Вопреки протекционизму, экспорт китайской продукции на американский рынок вырос за прошлый год на 11,3%, а вот импорт из США в Китай увеличился только на 0,7%. То есть первый раунд войны Белый дом проиграл, о чем и дали понять американские биржи, совершая падение за падением. Непозволительно высокая волатильность вынудила Трампа начать переговоры с Китаем сразу же после Нового года, дабы стабилизировать рынки.

Продолжение торговой войны грозит американской экономике новыми биржевыми шоками и рецессией: ответные меры Китая в моменте уже приводили к обнулению импорта американской аграрной продукции и сжиженного газа. А это миллиарды долларов недополученным прибылей для компаний США. Первый этап торгового противостояния показал, что Пекин может быстро найти замену американской сое и газу, а вот замена Америкой китайского импорта на товары собственного производства едва ли возможна без раскручивания инфляционной спирали: американский рабочий не будет работать за китайскую зарплату.

Что касается налоговых послаблений, которым во многом обязан прошлогодний рост ВВП, — они обернулись стремительным ростом бюджетного дефицита. К концу 2018 года этот показатель приблизился к 1 трлн. долларов. Когда Трамп возглавил Белый дом, дефицит составлял 600 млрд. долларов. Да и экономический эффект от снижения налогов себя исчерпал. Прибыли американских компаний начинают сокращаться. Так, по оценкам FactSet, за последний квартал 2018 года прибыль крупнейших корпораций выросла только на 10,6%, хотя в III квартале рост составил внушительные 26%.

Наконец, конгресс блокирует финансирование мексиканской стены, которая должна была обеспечить американские металлургические компании новыми заказами.

Таким образом, президентская программа окончательно подвисла. При этом продолжение текущей экономической повестки несет все большие риски для Белого дома и Трамп начинает отыгрывать назад, как в случае с торговой войной. Оппоненты же продолжают наступление на президента, в том числе и по «российскому следу», окончательно загоняя его в тупик.

Таким образом, 2019 год будет решающим для Дональда Трампа. Если ему не удастся отстоять позиции своей программы, демократы подведут 45 президента под импичмент. Впрочем, учитывая серьезные побочные эффекты методом Трампа, которые в текущем году проявят себя в полной мере, сделать «Америку великой снова» может не получится.

Дмитрий Заворотный, «Антифашист»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

Комментарии:

Добавить комментарий