Rzeczpospolita опубликовала неожиданно взвешенную статью польского диссидента Роберта Станислава Терентьева о том, что если случится война, то ничего хорошего она не сулит. Диссидент есть диссидент — инакомыслящий. Вот он и пишет поперек общего воинственного тренда

Польша — страна удивительная. Как только она получает независимость или даже надежду на независимость, то начинает вести себя так, что вызывает всеобщее раздражение. Но от этого распаляется еще больше, поскольку считает, что Европа (не говоря о России) ей должна по гроб жизни.

Например, в начале прошлого века должна была поделиться колониями. Ведь пока в XIX веке Старый Свет нарезал себе куски Африки и Азии, Польша томилась под гнетом московских царей. О России или Германии говорить нечего, вся политика Берлина и Москвы направлена исключительно против пупа земли — Варшавы.

Пару лет назад Збигнев Писарский (на фото), руководитель Фонда имени Казимира Пулаского в интервью Polskie Radio рассказал о том, что чувствует российскую угрозу «в военной, политической и информационной плоскости». Попенял политикам европейских стран, которые далеко не всегда разделяют его опасения, потому что трусоваты.

— Нам недостает лидеров, которые способны указать на появившуюся со стороны России угрозу, а потом поставить ей заслон. Я надеюсь, что увеличение численности американских и других союзнических войск в Центральной и Восточной Европе станет отчетливым сигналом, который заставит Москву задуматься. Это, пожалуй, единственный язык, который понимают кремлевские политики, — считает политолог.

Именно он был организатором Форума безопасности НАТО в Варшаве, который с помпой прошел прошлой осенью. По всей видимости, после него Збигнев Писарский почувствовал себя гораздо уверенней. Вот она, зримая поддержка американцев в борьбе с экзистенциальной польской угрозой — Россией.

Статья Роберта Станислава Терентьева, опубликованная в самой, пожалуй, русофобской газете, немного спускает гордых шляхтичей на землю. Война — это горе, прежде всего для мирного населения. «Нас ждет голод», — предрекает диссидент. И объясняет почему:

  • Сейчас в аграрном секторе трудится всего несколько процентов населения, прокормить большинство эти люди не смогут, а если пропадет топливо для тракторов, им не удастся прокормить даже себя, ведь лошадей в деревнях уже нет. Да и кто сегодня умеет ходить за плугом или пользоваться косой?
  • В каждой городской квартире раньше были плиты, работавшие на угле, и дымоходы, к которым можно было подсоединить печку-буржуйку. Как смогут выжить обитатели панельных районов без электричества и газа?

Роберт Станислав Терентьев напоминает о событиях двухвековой давности, когда Польша попыталась вырваться из порочного круга: или с Россией против Германии, или с Германией — против России. Шляхтичи нашли себе нового союзника — Францию:

«В последний раз мы пустились в такую авантюру всего 206 лет назад, и хэппи-энда поляки тогда не дождались».

Да и не могли дождаться, поскольку их страна давным-давно является объектом, а не субъектом геополитики. Предметом торговли и договоренностей между настоящими, а не выдуманными игроками. И пока поляки не осознают этого, не примут как данность, они будут постоянно разочаровываться в новых друзьях.

Государству вовсе необязательно быть с кем-то против кого-то. Субъект геополитики самодостаточен сам по себе. Постоянно находиться в поиске союзников — удел слабых. А в случае с Польшей не только слабых, но еще и глупых. Ибо объект не имеет права голоса, и то, что к Польше вроде бы прислушиваются — это лишь вежливость или потакание амбициям. Не более.

Сегодня они сами себя поставили на линию огня. И почему-то радуются этому обстоятельству, как неразумные дети. Роберт Станислав Терентьев считает Польшу прифронтовым государством, и он, конечно, прав.

Вот только кто звал шляхтичей на новый, пока еще виртуальный фронт, он не пишет. Неловко как-то указывать на самих себя. А больше винить-то и некого.

Павел Шипилин

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен