17 января состоится государственный визит Президента России В. Путина в Республику Сербия. Визит этот должен был произойти еще в октябре прошлого года, в очередную годовщину освобождения Белграда в 1944 г. силами югославских повстанцев и советской армии. Однако, прошлой осенью приезд Путина в Сербию не состоялся, без официального объяснения причин. Экспертное сообщество, как в Сербии, так и в России, связывало перенесенный визит с кризисом в Косово, ситуация в тот момент находилась в точке, опасно близкой к началу гражданской войны. В этой ситуации прибытие Путина в Белград и встреча с сербским руководством могли спровоцировать необратимые последствия.

За прошедшие три месяца ситуация в Сербии, мягко говоря, не стала проще. Сербско-албанское противостояние перешло из фазы потрясания оружием в фазу пассивной агрессии — власти самопровозглашенной «Республики Косова» обложили стопроцентной пошлиной все товары, ввозимые в край из Сербии, в том числе медикаменты. Это означает, фактически, эмбарго против сербского населения Косово, и если с продуктами питания у сербов еще остается какое-то пространство для маневра, то лекарства, ввозившиеся из Сербии, заменить попросту нечем. Албанцы или отказываются поставлять медикаменты в сербские больницы и аптеки, или просят за них цену в три раза выше рыночной. Представители международного Красного креста выдают диабетикам инсулин, но его остро не хватает. Причем Белграду этим действиям албанцев противопоставить нечего, никаких рычагов воздействия на ситуацию в Косово у сербских властей давно не осталось…

О росте протестной активности в Сербии мы уже писали. Констатируем, что начавшиеся в декабре народные протесты против полицейского произвола и отсутствия свободы слова и не думают идти на спад. В течение всех этих полутора месяцев каждую субботу на улицы Белграда выходит не менее 50 тысяч человек (сами протестующие говорят о 70-80 тысячах, полиция Сербии, с достойным лучшего применения упорством, называет цифру 10-12 тысяч, хотя достаточно один раз посмотреть видеосъемку протестов, чтобы понять — речь идет о десятках тысяч людей). С учетом того, что в сербской столице живет всего 1.200 тысяч человек это означает, что на улицы вышел, фактически, каждый двадцатый житель столицы. Причем лозунги протестующих все более радикализируются, это, в принципе, логика любой протестной активности — надо постоянно увеличивать градус негодования, иначе протест пойдет на спад. Повестка протестов, при этом, медленно, но верно смещается из «общечеловеческой» плоскости (свобода слова, права меньшинств и т.д.) в сугубо патриотическую (целостность Сербии, непризнание Косово).

Показательно, как Александр Вучич реагирует на народные волнения. Его буквальные слова — «мне все равно, сколько людей вышло на улицы. Хоть десять тысяч, хоть сто десять. Даже если на улицы выйдут пять миллионов человек я от своих решений не отступлюсь…». После этого заявления официальным слоганом протестов вместо «нет кровавым рубашкам», предсказуемо стала фраза «ты — один из пяти миллионов».

И вот именно в этот чрезвычайно непростой момент на Балканы прилетает Владимир Путин. Сотрудничающие с правящей партией прогрессистов(СНС) патриотические организации уже заявили, что «перед храмом Св. Саввы, который российский президент намерен посетить, его будут встречать 70 тысяч человек». Цифра не случайная, напрямую соотносящаяся с числом протестующих. Причем сторонники Путина (и, по умолчанию, сербской правящей партии) также пройдут маршем через центр города, от площади Республики, до храма Св. Саввы, который находится несколько на периферии. Перед нами совершенно очевидно «ответка» Вучича протестантам, причем в главной роли не столько сам президент Вучич, сколько высокий русский гость. Демонстрацией своей близости с Путиным сербский президент совершенно очевидно пытается преодолеть кризис доверия в отношениях с избирателями, придать себе, так сказать, большую легитимность.

Кстати, о легитимности. В октябре прошлого года Александр Вучич заявил о том, что Сербии необходимы очередные внеочередные выборы. Это будет лучший ответ злопыхателем, утверждающим, что он сам и партия прогрессистов утратили народную поддержку. С тех пор за внеочередные выборы успели высказаться многие влиятельные лица — члены политсовета правящей партии, мэры городов и т.д. Буквально пару дней назад министр иностранных дел Сербии и лидер сербских социалистов (СПС) Ивица Дачич заявил, что ничего хорошего во внеочередных выборах нет, они являются «сбоем предвыборного цикла» и дезориентируют избирателя, но «бывают ситуации, когда иначе нельзя». То есть соправитель Вучича также идею внеочередных выборов поддержал.

В этой ситуации, 70 тысяч человек перед храмом Св. Саввы, приветствующих Путина и Вучича, можно и должно расценивать не столько как проявление русско-сербской близости и взаимной симпатии, сколько как старт предвыборной кампании Александра Вучича. С Путиным в главной роли.

В завершение один курьезный эпизод. Прошлой осенью автор этих строк участвовал в Белграде в некой международной конференции, которую открывал свежеизбранный мэр города Зоран Радоичич. В своем обращении к присутствующим мэр (естественно, член правящей партии) сказал много дежурных слов о близости русских и сербов и дважды назвал российского лидера «Александром Александровичем Путиным», к вящей радости всех присутствующих. Я не думаю, что мэр Белграда тогда оговорился, скорее — проговорился. Чтобы получить большинство голосов на выборах и оправдать политику в отношении Косово правящим кругам Сербии Вучич в чистом виде уже не подходит, нужен некий гибрид «Александр Александрович Путин» или «Владимир Владимирович Вучич».

Вопрос — нужно ли это России?

Никита Бондарев, «Балканист»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен