Решение президента США Дональда Трампа о выводе американского контингента из Сирии вскрыло уже давно наметившийся конфликт внутри самой президентской администрации и всей системы власти в Штатах. На данный момент не очень понятно, кто на самом деле управляет Соединенными Штатами: официальный президент Дональд Трамп или советник по национальной безопасности Джон Болтон, которого американские СМИ, такие как авторитетный журнал NewsWeek, уже называют «президент Болтон» из-за его политического влияния и возможностей продавливать решения, которые идут вразрез с официальной позицией Трампа

Скандал, который выдал широкой публике особый статус и особые возможности Болтона, произошел в контексте ареста дочери главы китайской корпорации Huawei. По неосторожному (или, возможно, демонстративному) признанию самого Болтона, он знал об этом агрессивном действии в адрес Китая заранее и был проинформирован о предстоящем аресте до начала ключевых личных переговоров между президентом Трампом и председателем Си.

Проблема в том, что сам Дональд Трамп об этом не знал, — и это значит, что он не только провел переговоры с Си «вслепую», но еще и не давал добро на то, чтобы перед важной встречей произошел столь серьезный и унизительный для Китая дипломатический инцидент. В этом контексте ситуация начала приобретать черты очевидного вредительства. Ибо только сознательным саботажем дипломатических усилий Трампа можно было объяснить подобное поведение того, кто в его администрации вроде бы отвечает за национальную безопасность и должен быть наиболее информированным и доверенным сторонником президента. Руководитель США известен своим взрывным темпераментом и со скандалом увольнял высокопоставленных членов своей администрации за куда более мелкие проступки, но с Болтоном ничего не случилось. Это заставляет думать о том, что его статус подчиненного — не более чем формальность.

Сам президент США много раз заявлял, что его главная проблема и важнейший политический противник — это так называемое глубинное государство (the deep state) — неформальная группа никем не избранных политиков, бюрократов и силовиков, которые де-факто управляют Соединенными Штатами независимо от того, кто является официальным президентом страны. Судя по непотопляемости Болтона, создается впечатление, что Трамп так и не смог зачистить представителей этого «глубинного государства» даже из собственной администрации, несмотря на то, что он очевидным образом все-таки пытается вести более-менее независимую политику. Как тут не вспомнить рассказ президента Путина о том, как на самом деле функционирует американская система власти: «Я уже общался и с одним президентом США, и с другим, и с третьим — президенты приходят и уходят, а политика не меняется. Знаете, почему? Потому что очень сильна власть бюрократии. Человека избрали, он приходит с одними идеями, к нему приходят люди с кейсами, хорошо одетые и в темных, как у меня, костюмах, но только не с красным галстуком, а с черным или с темно-синим, и начинают объяснять, как нужно делать, — и все сразу меняется. Это происходит от одной администрации к другой. Что-то изменить — это достаточно сложное дело, это я говорю без всякой иронии. Это не потому, что кому-то не хочется, а потому, что это сложно».

Ярким доказательством желания Дональда Трампа что-то изменить стало его неожиданное решение о выводе войск из Сирии. Как утверждают «информированные источники» авторитетных американских СМИ, оно было принято при открытом сопротивлении высших чинов Пентагона и высокопоставленных сотрудников Госдепа. То есть представителей того самого «глубинного государства». Это особенно важно с учетом того, что «глубинному государству» уже удалось отменить одно решение Трампа о выводе войск из Сирии в апреле 2018 года.

Неделю назад, сразу же после объявления о выводе войск, Болтон срочно отправился на переговоры с премьером Израиля Беньямином Нетаньяху и после этого фактически заявил о том, что немедленного вывода войск не будет, чем шокировал даже видавших виды американских журналистов, явно не ожидавших столь прямого противоречия между решениями президента и заявлениями его как бы подчиненного. Последний говорил так, как будто это он управляет Соединенными Штатами.

В течение нескольких дней ситуация балансировала между фарсом и комедией: все участники внутриамериканского политического конфликта делали противоречивые заявления и при этом создавали видимость, что все в порядке, притом что весь остальной мир четко осознал, что в Вашингтоне установилось явное двоевластие и сейчас идет борьба за контроль над американскими вооруженными силами. И вот, в конце концов, Дональд Трамп смог одержать тактическую победу — вывод техники из Сирии вроде бы начался. По крайней мере, об этом сообщают несколько авторитетных американских СМИ, такие как The Wall Street Journal и Newsweek, и в данном случае именно информационная компонента противостояния между условными «ястребами» Болтона и «изоляционистами» Трампа является самой важной. Сообщая о начале вывода техники, Newsweek подчеркивает, что это было сделано несмотря на позицию Болтона, а материал The Wall Street Journal уделяет особое внимание цитате некоего неназванного американского высокопоставленного военного, который посчитал нужным сообщить журналисту и широкой американской аудитории: «Планы не изменились. Мы не подчиняемся Болтону». Во всяком случае, часть армии, видимо, поддерживает именно позицию Дональда Трампа и подчиняется ему, а не «глубинному государству».

Но вот хватит ли этого, чтобы Трамп смог полноценно реализовать свои президентские полномочия, большой вопрос. При любом раскладе двоевластие и очевидный внутриполитический раздор, скорее всего, не смогут разрешиться мирным путем. Ибо противоречия между сторонами конфликта являются принципиальными и труднопреодолимыми. Остальной мир от этого противостояния только выиграет: чем сильнее ослабеет Америка в результате этой ситуации, тем легче будет потом договариваться или «додавливать» тех, кто победит в войне за Вашингтон.

Crimson Alter, РИА Новости

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен