Евросоюзу, считают аналитики «Содружества 27-ми», отчаянно перестало везти. То ультраправые, популисты и националисты все чаще заявляют о своем нежелании защищать те евроценности, которые навязываются из Брюсселя. То Маттео Сальвини объявляет в открытую, что начинает сколачивать блок евроскептиков, да такой, который не просто «откусить немножечко от бюджетного пирога Европейского Сообщества», а с намерениями концептуально пересмотреть устройство ЕС и заставить жить его по-новому

А тут еще и Дональд Трамп с его желанием вернуть Америке былое величие. Нет, хозяин Овального кабинета не направил Европе очередные предложения, больше похожие на наезд, чем на идею заключения взаимовыгодных сделок. Трамп виноват оказался в нашествии китайских денег на экономику Евросоюза.

Вот — европоворот

Нельзя сказать, чтобы Поднебесная раньше не обращала внимания на существование Старого Света в целом и отдельных его государств в частности. Но в минувшем году, как подсчитали немецкие, французские, испанские экономисты, КНР просто принялась заваливать инвестициями Европу.

А сместила она акцент на страны ЕС потому, что, во-первых, в самом Китае замедлился рост ВВП (с приятных 7−8% годовых до непрезентабельных 5%), а во-вторых — и это главное — из-за торгово-пошлинной войны, развязанной Вашингтоном против Пекина. Если бы Трамп не взялся за проведение политики протекционизма и не стал убивать конкурентов американских производителей высоченными таможенными барьерами (в виде ввозных пошлин, разумеется), Штаты бы спокойно продолжили поглощать продукцию made in China, то есть обеспечили бы компаниям азиатского гиганта нормальный сбыт производимого им товара.

Сильно позитивных данных для Америки по поводу количества убитых конкурирующих иностранных фирм Белый дом пока не обнародовал — есть основания полагать, что количество побитого противника столь мало, что ни один уважающий себя полководец им хвастаться бы не стал. Зато вполне угрожающие перспективы для Европы в виде смещения китайского инвестиционного акцента с США на ЕС имеются. О чем свидетельствуют только что обнародованные компанией Acuris (Mergermarket Ltd.) данные.

Общий объем инвестиций государственных китайских предприятий и банков в страны Евросоюза составил в 2018 году $ 60,4 млрд (чуть более € 52,760 млрд). По сравнению 2017 годом размер вложений вырос на 82%. При этом в экономику США за весь прошлый год Поднебесная вложила всего $ 3 млрд (€ 2,62 млрд), что означает сокращение инвестирования на 66% по отношению к 2017 году и на 95% по отношению к максимуму, достигнутому в 2016 году.

«Китай решил переключиться на Старый Свет, посчитав, что вложения в него будут безопасным и привлекательным делом, — пишет испанская El Confidencial. —

Европейские показатели еще более значительно выглядят, если принять во внимание, что общемировые прямые иностранные инвестиции Китая сократились в прошлом году более чем на 45%, до $ 108,2 млрд (около € 94,52 млрд). Простой подсчет показывает, что на Европу приходится 56% от общего объема средств, вложенных Пекином в различные экономики мира».

В первой пятерке стран, получивших наибольшие объемы китайских финансов, четыре представляют Европу: Португалия, Финляндия, Нидерланды и Великобритания (последняя, как известно, почти за пределами ЕС, но европейским государством от этого быть не перестает).

Четыре бизнес-соглашения, заключенных в прошлом году между Лиссабоном и Пекином, принесли Португалии $ 27,4 млрд (почти € 23,936 млрд), что делает эту страну на окраине Пиренейского полуострова абсолютным лидером среди объектов приложения китайских капиталов.

Второе место занимает единственный в пятерке неевропеец Гонконг, подписавший 43 соглашения на сумму около $ 12,5 млрд (около € 10,92 млрд). За ними следуют в порядке убывания: Финляндия (4 соглашения на сумму около $ 7 млрд или около € 6,115 млрд), Великобритания (12 соглашений на сумму около $ 6 млрд или около € 5,200 млрд) и Голландия (5 соглашений на сумму около $ 4 млрд или около € 3,495 млрд).

В отчете подчеркивается, что если говорить о секторах экономики, то можно легко выяснить, что китайские вложения в Европу в основном были сосредоточены на сферах промышленности и технологий, связанных с робототехникой. Исследование французского инвестиционного банка Natixis указывает на то, что китайским компаниям «нравится дружить с брендами промышленных и потребительских товаров в Европе» и Пекин все больше интереса проявляет к компаниям, работающим в сфере информационных и коммуникационных технологий.

Экономика подозревается в попытке влиять на политику

«Массовый приток китайского капитала на Старый континент может на первый взгляд стать источником удовлетворения потребностей европейцев, — отмечает упоминавшаяся выше El Confidencial. — Кроме того, это означает вотум доверия, выносимый Поднебесной национальным экономикам Европы в период глобальной неопределенности в рамках торговой войны между Пекином и Вашингтоном и ее последствий на пяти континентах. Финансовая инъекция в любую страну оборачивается обычно расширением заказов и, как следствие, увеличением числа рабочих мест в ней».

Однако, считает обозреватель издания Антонио Мартинес, «в Евросоюзе уверены, что Пекин больше рассчитывает на то, что вливания в Европу ему дадут возможность извлекать политические преимущества. Доходность от инвестиций тоже, конечно, приятная вещь, но Китай она волнует не в первую очередь. Что прекрасно понимают в Брюсселе, Берлине, Париже и некоторых других европейских столицах».

В ноябре прошлого года ЕС под давлением, в основном со стороны Германии и Франции, согласовал систему общих правил, с помощью которых национальные надзорные органы должны проверять иностранные инвестиции, особенно китайские, на предмет их одобрения. В Берлине опасаются, что «китайские компании могут, потрясая чековой книжкой, получить доступ к таким технологиям, которые поддерживают промышленную конкурентоспособность континента».

В докладе «Деятельность китайских инвесторов в Германии», опубликованном в прошлом году Кристианом Рушем, экспертом из «Института экономических исследований» (IW) в Кельне, отмечалось, что «цель инвестиционной политики Китая заключается в том, чтобы обеспечить Пекину доступ к ноу-хау в сфере технологий, модернизировать собственную отрасль и открыть путь не только к высокому уровню добавленной стоимости, но в первую очередь — к возможности использования добытых преимуществ в продавливании своих интересов в старом Свете».

Эммануэль Макрон вот уже несколько месяцев пытается доказать евросоюзным властям на разном уровне, что «следует считать национальные интересы (под этим термином президент Франции в данном конкретном случае имеет в виду интересы безопасности Европейского Сообщества — прим. авт.) выше коммерческих, и нужно воспрепятствовать продаже стратегических предприятий сообщества частично или полностью Китаю». Справедливости ради, говорил Макрон и о том, что подобные ограничения надо наложить и «на несколько других стран», но КНР упомянута была, так сказать, персонально.

По-немецки это шок

Кажется, опасность «китайского нашествия» первой распознала Германия. Берлин начал действовать после шока, испытанного от приобретения китайцами в 2016 году одного из крупнейших производителей промышленных роботов в мире германской компании KUKA Roboter GmbH. Китайский производитель бытовой техники Midea, взял его за € 4,6 млрд со всеми так сказать, потрохами, то есть ноу-хау последнего поколения. После этого в столице Германии забили тревогу.

Канцлер Ангела Меркель подчеркнула, что Германия была и будет оставаться открытой экономикой, «но с условиями». Она указала, что каждая страна имеет право на «сохранение своих наиболее чувствительных секторов экономики», что в переводе на бытовой языка означает «закрытие допуска иностранцам и прежде всего не входящим в число наших партнеров по западному альянсу к сферам, касающимся нашей безопасности».

Таковой сферой, в принципе, объявить можно практически любую, даже производство целлулоидных пупсиков: эти игрушки ведь «вступают в непосредственный контакт с детьми и могут причинить им вред». Население стран Евросоюза и Германии и без того страдает недостаточным воспроизводством, и дополнительная демографическая катастрофа ему без надобности.

В августе прошлого года Меркель настаивала на отказе китайскому производителю ядерного оборудования Yantai Taihai в приобретении Leifeld, немецкой компании среднего размера, производящей специфичные материалы для ядерной промышленности. Кабинет министров Германии был в нескольких часах от выполнения угрозы и блокировании покупки по соображениям национальной безопасности, когда звонок из Пекина сообщил правительству Германии, что китайская группа снимает заявку.

Однако это означало лишь то, что «мы их в дверь — они в окно». Азиатский гигант и не думал уходить из Европы: в последнее время его компании приобрели пакеты акций в таких крупных учреждениях частного сектора Германии, как Daimler и Deutsche Bank, а буквально на днях Alibaba, китайская Amazon, как ее зовут в Европе, приобрела за € 90 млн берлинский стартап под названием Data artisans, который занимается анализом данных.

Косят на Штаты глазом

Кроме того, в Европе краем глаза смотрят на Соединенные Штаты и берут с них пример. После нескольких лет интенсивной китайской инвестиционной деятельности в первой экономике мира объем денег, направляемых Китаем на приобретение предприятий в Штатах, резко упал. Во многом это связано с тем, что президент США Дональд Трамп занял гораздо более враждебную позицию по отношению к китайским финансам. В ноябре прошлого года правила, регулирующие эти процессы, были ужесточены в 27 секторах, известных как «чувствительные», таких как телекоммуникации, производство полупроводников, аэронавтика и другие. Совпадение или нет, но многие из этих отраслей включены в экономическую стратегию правительства Пекина «Сделано в Китае 2025», которая направлена ​​на снижение технологической зависимости Китая от зарубежных стран и росте предложения его собственной продукции в этом секторе на международном рынке.

Параллельно Вашингтон заблокировал несколько крупных СМИ и промышленных инвестиций, утверждая, что это связано с соображениями национальной безопасности. Среди них выделяется попытка производителя микросхем из Сингапура Broadcom приобрести своего американского конкурента Qualcomm.

США пока удается устоять перед искушением китайскими деньгами. Будет ли столь же стойкой Европа? Сомнительно. Все-таки, в экономической борьбе против Китая, своего основного союзника — Штаты — она потеряла. Настолько, что уже и поговорка «я — не доллар, чтобы всем нравиться», в Евросоюзе стала далекой от актуальности: что бы там ни говорили с высоких брюссельских трибун, а юань европейцам нравится все больше.

Владимир Добрынин, EADaily

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен