Когда по реке плывет кирпич из Кукуево обратно…

Регазификационный терминал «Свиноуйсьце» на польском побережье Балтийского моря – это 5 млрд кубометров природного газа в год, но из них 1,5 млрд приходится на обязательные поставки СПГ из Катара, иначе в  дело вступает пункт «Плати и/или вези», имеющийся в контракте с Qatar Gas.

Значит, максимальное количество СПГ, которое польская компания PGNiG чисто технически способна привезти из США – 3,5 млрд кубометров в год. Зафиксировав эту цифру, проанализируем, что же за контракты PGNiG в течение 2018 года подписала с американскими компаниями, владеющими СПГ-заводами.

17 октября 2018 года, контракт с Venture Global LNG – на 20 лет, по 2 млн тонн СПГ в год  (2,76 млрд кубометров газа), начало действия – январь 2023 года, условия поставки – FOB, free-on-the-board.  Комментарий Петра Возняцки, генерального директора PGNi, по этому случаю: «Почти на 30 процентов дешевле, чем российский газ» – фейк чистый, как слеза ребенка.

Основа ценообразования для СПГ, производимого на территории США – котировки природного газа на национальной бирже Henry Hub, никаких исключений действующее законодательство США не предусматривает. В октябре 2018 года некто П.Возняцки сделал предсказание биржевых цен в январе 2023 года и предложил слушателям поверить в собственную безошибочность. Забавный дядечка…

Тогда зачем полякам потребовался этот контракт? Хитрость невелика – из-за условий поставки. FOB – право собственности на товар переходит к покупателю с того момента, как товар оказывается на борту судна, предоставленного продавцом. Зафрахтовать танкер-газовоз PGNiG обязана, груз принять обязана, а вот отчитываться перед кем бы то ни было о том, что именно она будет делать с СПГ – никаких обязательств.

Нет у польской компании обязанности везти его именно конкретно на «Свиноуйсьце» или в Европу вообще, как нет в природе и единых мировых цен на СПГ. Есть европейский региональный газовый рынок, на котором цены на американский СПГ неконкурентоспособны по сравнению с российским трубопроводным газом. А есть рынок Азиатско-Тихоокеанского региона, на котором цены СПГ всегда премиальны по отношению к европейским.

Так распорядилась матушка-природа, что крупных месторождений природного газа в этом регионе нет, как нет и возможности провести сюда газовые магистрали, потому СПГ тут правит бал. Следовательно, если в польско-американских контрактах мы видим в качестве условия поставки аббревиатуру FOB – мы точно знаем, что СПГ по этому контракту в Европе не появится, если только не приключатся обстоятельства непреодолимой силы. Ледниковый период, война Европы с Россией – вот две причины, с которыми, будем надеяться, встретиться не доведется.

Все выше сказанное, полностью относится и к контракту PGNiG с Port Artur LNG, подписанному 19 декабря 2018 года – там тоже условия поставки FOB, на этом анализ угроз интересам «Газпрома» в Европе и заканчивается.

Контракты №2 и №3 – с Сheniere Energy, которая владеет заводом Sabina Pass. С 2019 по 2022 годы поставки по контракту №2 составят 0,52 млн тонн СПГ в год с поставкой непосредственно в «Свиноуйсьце». Это 0,7 млрд кубометров газа в год или 0,35% от объемов европейских поставок Газпрома.

Контракт №3 – с 2022 года по 2042 годы уже по 1,45 млн тонн СПГ (по 1,95 млрд кубометров) в год, и тоже с поставками в «Свиноуйсьце». Как бы да, независимость от Газпрома должна вырасти, но есть маленький «пустячок» – начиная с 2017 года в Польше стало расти потребление природного газа.

В 2016 польским потребителям понадобилось 15 млн тонн, по итогам 2018 спрос ориентировочно составил уже 17 млрд кубов. Мощность «Свиноуйсьце» расти не будет, потому возникает вопрос – где Польша будет брать «новые» дополнительные объемы?..

Борис Марцинкевич, ИА REX

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен