С выходом США из договора по РСМД закончилась целая эпоха, начатая в конце 80-х саммитами Горбачева и Рейгана. Круг истории замкнулся, и мы, похоже, возвращаемся почти на ту же исходную позицию, с которой когда-то начиналась трансформация биполярного мира. С расторжением договора по РСМД, впрочем, этот «путь назад» еще не будет завершен: в сенат США уже внесено предложение об отказе от автоматического продления в 2021 году договора СНВ-3, ограничивающего стратегические ядерные вооружения

Каждый виток развития всегда в какой-то степени повторяет предыдущий. Так, очень похоже, что сегодня Трамп выходит из договора по РСМД по тем же причинам, по которым Горбачев когда-то пошел на его заключение. Первый советский президент исходил из необходимости избавить экономику СССР, плохо умевшую конвертировать военные технологии в мирные, от бремени гонки вооружений: по замыслу снижение оборотов ВПК должно было позволить стране сконцентрироваться на гражданском производстве. Сорок пятый американский президент исходит из необходимости нарастить обороты реального сектора американской экономики, загрузив в первую очередь мощности ВПК: замысел тут и в стимулировании экономического роста, и в распределении госзаказов среди аффилированных с республиканцами корпораций.

Аналогию делает еще более полной тот момент, что оба президента, Горбачев тогда и Трамп сейчас, были вынуждены избрать довольно дорогой, если смотреть на стратегическую перспективу, путь решения внутриполитических проблем за счет внешнеполитического ресурса — довольно точно описываемый русской поговоркой, что за неимением простой бумаги пишут на гербовой. И, что самое интересное, оба лидера де-факто попытались перевести международные отношения в собственную смысловую систему координат.

В случае Горбачева это было «новое мышление», предполагавшее, как минимум на уровне декларации, попытку перевести отношения СССР с Западом в парадигму игры с положительной суммой, когда выигрыш одной стороны означал бы и выигрыш второй. Трамп же, исходя из собственного успешного делового опыта, решительно навязывает миру систему ценностей бизнесмена в качестве шкалы оценки политики и политического. Собственно, далеко не в последнюю очередь этим фактором и продиктовано его стремление расторгать старые договоры и соглашения, а потом перезаключать их на новых, отвечающих его критериям успешности, условиях — как у него уже получилось в полной мере с торговым соглашением с Канадой и Мексикой.

И в этом контексте анонсированный выход США из РСМД и отставка двух вечных оппонентов — главы Пентагона Джеймса Мэттиса и главы объединенного комитета начальников штабов Джозефа Данфорда — вещи, безусловно, связанные между собой. По сути, это смена инвестиционного инструмента. В ситуации, когда в мире практически нет точек, где США могли бы эффективно, то есть с приемлемым уровнем риска и гарантированным результатом, приложить свои вооруженные силы, разумно, во-первых, убрать с первых ролей военных, которые могут проявлять излишние амбиции и самостоятельность. Их логично будет заменить теми, чьи взгляды будут в большей степени соответствовать взглядам самого Трампа: тут Мэттис, давший этот совет президенту, безусловно, прав.

Во-вторых, разумным будет сосредоточиться на внутреннем инвестиционном проекте — как, например, срочное создание арсенала ракет средней и меньшей дальности, что потребует, по самым скромным подсчетам, освоения бюджета не менее чем в $300 млрд. Это снизит военные риски как минимум на период до президентской кампании 2020 года. А распределение оборонных заказов позволит, кроме прочего, расширять и укреплять пул сторонников и союзников действующего президента.

Разумеется, Трамп как бизнесмен предпочел бы невоенные инвестиционные стратегии — если бы у него был выбор. Но, к сожалению, в протестантской стране безопасность, пожалуй, является единственной убедительной для всех причиной, которая позволяет обосновать бюджетные траты. И сорок пятый президент США тут идет по предсказуемому и многократно проторенному еще до него пути.

Безопасности, впрочем, от этого становится не больше, а меньше. Когда произведенные в США ракеты средней и меньшей дальности окажутся в Европе, судя по всему, будет являться вопросом времени. Поводом для их размещения, которое повлечет неизбежные ответные меры России, может стать любое, в том числе и искусственно сконструированное, обострение отношений между Вашингтоном и Москвой.

Вопрос о том, сможет ли Европа этому противостоять, на сегодня является скорее риторическим. Правда, существуют в ЕС тренды, довольно точно охарактеризованные одним аналитиком как «бунт на коленях». Когда лидер Франции может поставить вопрос о создании европейских вооруженных сил, а лидер Германии — заявить о расхождении стратегического видения между США и Европой. Но говорить с уверенностью о том, что развитие этих тенденций может привести к тому, что после 2020 года (а именно тогда может стать вопрос о размещении американских РСМД на территории ЕС) Европа станет более субъектной и сможет отклонить американское «ракетное» предложение, пока не приходится.

Правда, осуществляемый Трампом перевод ценностей мировой политики на язык бизнеса, причем ориентированного на реальный сектор экономики, а не финансы, создает ситуацию некоторой паузы — когда старые соглашения на глазах перестают работать, а новые, которые должны их заместить, еще не осмыслены и не сформированы. Этот временной промежуток, который не продлится долго, тем не менее дает возможность возникновения и оформления иных центров производства политических смыслов — в области политики, экономики, культуры. И, разумеется, безопасности.

Кирилл Коктыш, газета «Известия»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен