Сегодня, 31 декабря 2018 года, ровно 230 дней, как мой друг и коллега Кирилл Вышинский находится в Херсонском СИЗО. Мы с вами будем встречать Новый год в кругу семьи и друзей, а Кирилл – в тюремной камере, среди чужих людей. Никого из близких рядом не будет. Да и друзей тоже

Не сомневаюсь, что Кирилл, человек коммуникабельный и очень контактный, и в тюрьме найдет возможность поздравить кого-то взаимно с Новым годом. Но это лишь слегка меняет ситуацию ужаса, в которой он оказался по вполне продуманному чудовищному плану режима Порошенко, сделавшего его своим заложником.

Как все это было организовано

Международные журналистские организации (не все, но некоторые) поднимают вопрос о незаконности ареста Вышинского. Российские СМИ, МИД и даже президент России обоснованно полагают, что его арест несправедлив, незаконен, что фактически он стал заложником режима. Режим, идеологией которого стал нацизм, зоологическая русофобия, власть, прежде всего глава государства Петр Порошенко, ради достижения своих интересов — сохранения себя в этой самой власти — пустился во все тяжкие — аресты политических и идеологических противников, объявление военного положения в стране, которая ни с кем не воюет, организацию провокаций в море и подготовку провокаций (вопреки Минским договоренностям) на границе с ЛДНР.

Вопрос выживаемости перед президентом Порошенко и его командой особенно остро встал весной 2017 года из-за обвальных рейтингов, потери шансов удержаться у власти и очень высокой вероятности потерять все. Тогда и был, как только теперь стало понятно, принят ряд важных решений.

1.Депортировать из страны смутьяна «президентского разлива» Михаила Саакашвили вместе с его окружением. Что и было проделано со скоростью и жестокостью, совершенно не совпадающей с европейской толерантностью. Саакашвили схватили в ресторане и вывезли самолетом из страны, попросту выкинули за границу. Всему его окружению, задержанному силовыми методами бойцами спецподразделений, надели на голову мешки и тоже вывезли из Украины, в основном в Грузию, где их ждал арест и суд. Саакашвили не жалко, он сам выбрал себе судьбу изгоя и политического аутсайдера. Тут важно другое — тенденция.

2. Тогда же, в конце 2016 — начале 2017 года на Украине были проведены несколько спецопераций: началась слежка с организацией провокаций за депутатом Надеждой Савченко, главным редактором издания «Страна.UA» Игорем Гужвой, житомирским журналистом Василием Муравицким, руководителем РИА Новости Украина Кириллом Вышинским и другими открытыми оппозиционерами режиму. В течение последующих шести месяцев их арестовывали, сажали в тюрьму, против них возбуждали под надуманными предлогами дела.

3. Все они люди разные, и некоторые между собой до событий не общались. Но режиму Порошенко важно было показать, что в стране действует хорошо организованная разветвленная агентурная сеть России — в медиа, в политике, в различных правительственных и даже коммерческих структурах. Цель этих спецопераций — сплотить население вокруг действующего президента, ведь вокруг враги, агенты, диверсанты. И в этой ситуации только бескомпромиссный президент, не поддающийся внешнему давлению, может спасти Украину от полного развала и деградации.

Что было на самом деле

Конечно, ни о какой диверсионной и агентурной сети нет и речи. Савченко выпила лишнего и провоцируемая собутыльниками (агентами СБУ и украинского ГРУ) сболтнула лишнее. Саакашвили вообще-то действовал спонтанно, иногда негласно поддерживаемый официальной оппозицией (Юлией Тимошенко, Анатолием Гриценко и Андреем Садовым). Экс-президента Грузии они просто использовали для политического тарана режима Порошенко.

Савченко упаковали в тюрьму, но и против нее все доказательства выглядят надуманными и притянутыми за уши. И судебный процесс над ней постепенно по этой причине превращается в фарс. И вообще странная эволюция произошла с депутатом, Героем Украины, иконой страны Надеждой Савченко, посаженной в тюрьму за ненависть к тому самому режиму, который, как официально утверждает власть, вытащил ее из «российской тюрьмы». Теперь вот сами держат ее в изоляции. И выглядит все это со стороны глупо. За что, вернее за кого, боролись?

Хуже для власти дело обстояло с журналистами. За ними следили, вскрывали их электронную почту, прослушивали телефоны. Например, на прослушку телефона Вышинского суд дал согласие в мае 2017 года (а арестовали его в мае 2018-го). За Гужвой следили с прослушиванием и вскрытием почты с марта-апреля 2017-го, примерно с того же времени за Муравицким. Но накопать сколько-нибудь существенного компромата не получалось — Муравицкого, молодого журналиста, у которого только что родился ребенок, вообще арестовали прямо в роддоме, куда он пришел навещать жену и новорожденного. Таким образом, арестовав его, надеялись сломать волю и по-быстрому получить признательные показания, то есть самооговор. Но не получилось.

Гужву пытались посадить якобы за взятку, но не смогли этого доказать и вынуждены были выпустить под подписку о невыезде. А когда в начале 2018-го срок подписки истек, Гужва выехал в Вену и теперь недосягаем для украинского так называемого правосудия.

Вышинского арестовали в этой системе подтасовок и заведомо ложных обвинений последним. Кириллу вообще предъявить по сути нечего. Все, что против него есть (кроме подкинутых ему улик), это публикации статей в феврале-марте-апреле 2014 года. То есть за публикацию в открытой печати различных мнений за происходящее на Украине. Но по этой причине полстраны можно арестовать, не задумываясь. Потому что критиков режима куда больше (и число их растет), чем защитников. Антирейтинг Порошенко — более 70 процентов. Это те самые 70 процентов населения страны, те люди, которые кто гласно, кто негласно критикует власть и считает, что Порошенко ведет страну в неправильном направлении (некоторые полагают, что к гибели).

Но арестовали только Кирилла.

Почему именно он

Кирилл, будучи великолепным медиаменеджером, вел несколько весьма удачных проектов, которые, сохраняя верность Украине, ориентируясь на мнение о происходящем большинства жителей страны, все же были критически настроены к Порошенко и были в этом смысле весьма популярны на Украине, заметны в медиапространстве, набирали силу, популярность и авторитет. При этом они были ориентированы на российское общественное мнение, проводили чуть ли не единственные в стране пророссийскую точку зрения на происходящее. Именно эта позиция и стала главным обвинением против Кирилла. Именно этот взгляд на происходящее, мнение об украинской политике как марионеточной, ориентированной на Запад, на США, является главным обвинением против него и звучит как «государственная измена».

Доказательств измены — ноль, потому что на самом деле иметь мнение, отличное от мнения Петра Порошенко, не является никаким преступлением. А со временем, вполне возможно, вся политика Порошенко будет признана преступлением против народа и страны. Но сейчас, пока Порошенко у власти, ситуация складывается таким образом, что преступниками объявляются политические противники режима, в первую очередь Кирилл Вышинский— медиаменеджер, посмевший выступить против власти, поддерживавший журналистов и аналитиков, критически настроенных к режиму.

Думаю, есть и еще одна причина, по которой именно Вышинский стал заложником режима. Петр Порошенко в предыдущие годы был открыт для общения, и многие из нас с ним общались, в том числе и неформально, знали его взгляды (отнюдь не русофобские), его политическое кредо, которое не имело ничего общего с тем, что он говорит и делает сейчас. Большинство из тех, кто не вошел в команду нынешнего президента, но помнит его совсем другим, выехали из страны, были выдавлены режимом. А Вышинский не уехал. И его арест — личная месть Порошенко всем тем, кто по сию пору связан профессиональными журналистскими узами друг с другом и хорошо знает и помнит многие нюансы карьеры нынешнего президента Украины. За это знание, за профессиональную солидарность с теми, кто выехал или, оставшись на Украине, ушел во внутреннюю эмиграцию, и мстит Порошенко, задержав Вышинского.

Свободу Вышинскому!

Да, как и в каждой профессиональной среде, и среди наших коллег есть подонки. Одна очень известная в России и на Украине журналистка заявила, что, поскольку она считает Кирилла пропагандистом, он понес, как она полагает, справедливое наказание. При этом ее не смущает, что нет такой статьи в Уголовном кодексе, что сама она с лета 2014 года занимается обслуживанием власти (то есть той самой пропагандой) и что к Кириллу ее обвинения не имеют никакого отношения, а в отношении человека, незаконно помещенного в тюрьму по ложному обвинению, выглядят вообще-то подлостью.

Другой подонок давно через соцсети предлагал СБУ арестовать Кирилла, взять в заложники и посадить в тюрьму. Ну что ж, он дождался. Тут надо, правда, отметить, что он хотел получить сначала оплату своей предполагаемой на Украине оппозиционной деятельности от РФ, а когда ему в этом справедливо отказали, заделался очень ярым украинским патриотом. Видимо, там отказа не было.

Но не эти подонки с тусклым взглядом и привычкой изгибать спину в позиции «чего изволите» определяют нашу жизнь.

Ее определяют люди яркие, честные и бескомпромиссные. И мы добьемся, чтобы они были на свободе.

С Новым годом, Кирилл!

Захар Виноградов, Ukraina.ru

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен