Вооруженные силы Украины захватывают так называемую серую зону в Донбассе. Украинские подразделения занимают брошенные жителями поселки, которые простреливаются с обеих сторон и не имеют тактической ценности. Сами силовики испытывают раздражение от того, что их заставляют принимать участие в этой операции

Нарушение Минских соглашений

Двадцать шестого декабря советник президента Украины Юрий Бирюков объявил, что украинская армия взяла под контроль почти всю «серую зону». В Луганской народной республике назвали эти утверждения очередной ложью ради «предвыборного пиара Порошенко, стремительно теряющего поддержку электората». «Его рейтинги с каждым днем падают, и ему необходимы очередные победы», — объяснил представитель ополчения Андрей Марочко.

По его словам, маневры украинских подразделений — лишь «перегруппировка сил на подконтрольной ВСУ территории».

Правда, 28 декабря ополченцы в Луганске продемонстрировали карты, раздобытые у командиров батальонов 14-й отдельной механизированной бригады ВСУ. Из документов следовало, что украинская армия планировала наступление. «В частности, задачей подразделений 14-й отдельной механизированной бригады является обход наших позиций на участке Попасная — Золотое и захват участка автомобильной дороги Попасная — Первомайск», — отметил Марочко.

Серая зона — используемый военными жаргонизм. Это территория на линии разграничения, не занятая ни украинскими военными, ни ополченцами. Еще в 2016-м заместитель руководителя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг подчеркивал, что в Минских соглашениях «нет никакой серой зоны». А следовательно, продвижение ВСУ — нарушение обязательств, принятых на себя сторонами конфликта в феврале 2015-го в Минске.

Офицер вооруженных формирований Донецкой народной республики Леонид объяснил РИА Новости, почему любые передвижения в «серой зоне» имеют только пропагандистский и психологический эффект. «В случае большого наступления любой стороны невозможно скрытно вывести на позиции сколь-либо серьезные силы. И, как правило, участки в серой зоне одинаково хорошо простреливаются с обеих сторон», — сказал он. Поэтому никакого тактического смысла в захвате уже оставленных сел на нейтральной полосе нет, добавляет Леонид.

«Как возникает серая зона? Там нет такого — вот приехала комиссия ОБСЕ, развела стороны: вы стоите тут, а вы — там, — объясняет директор Центра евразийской интеграции, экс-спикер МИД ДНР политолог Константин Долгов. — Нейтралка — это сложившееся в бою расстояние между позициями, земля, которую сложно занять, она простреливается. Чтобы преодолеть серую зону, при наступлении нужны значительные усилия. Украинские военные, которых командование посылает ее занимать, понимают, что их посылают рисковать жизнью ради условного полупроцента рейтинга Порошенко».

Военнослужащий ВСУ сообщил РИА Новости, что у военных предвыборная активность на нейтральной полосе вызывает раздражение. «Серую зону мы начали «отжимать» еще в прошлом году. Я сам свидетель — был по ротации на Светлодарской дуге. Мы вплотную подошли к позициям сепаров (жаргонное название ополченцев. — Прим. ред.). Какой в этом смысл? Возвращаем данную нам судьбой землю! Еще одно село освобождено из лап агрессора! Уря-уря! Перемога!» — передразнивает военный пропагандистов из Киева.

Служащий в инженерных подразделениях украинской армии Богдан также подтвердил, что бойцы и командиры на передовой рассматривают «освобождение» серой зоны как ненужное упражнение. «Это же такое жабье наступление — мелкими прыжками. Для сапера — сплошная головная боль. Надо тянуть коммуникации, оборудовать опорные пункты, так как позиции на нейтралке — самоубийственные. Из-за нескольких десятков метров — много риска и тяжелой работы», — описывает он будни «наступающей» армии.

Позиции не сдвигаются

Несмотря на это, ранее Киев неоднократно рапортовал о победах в серой зоне. В ноябре украинские военные «взяли» населенный пункт Рассадки на Светлодарской дуге. К операции готовились около месяца.

В октябре подразделения ВСУ вошли в село в Волновахском районе. «После того как населенный пункт опустел, боевики (так Киев называет ополченцев. — Прим. ред.) скрывались в брошенных домах и оттуда обстреливали позиции украинской армии», — объясняли эти действия в пресс-службе штаба Операции объединенных сил (так Киев называет боевые действия в Донбассе).

Якобы украинским военным удалось продвинуться почти на километр, разминировать подходы со своей стороны.

В сентябре группа разведчиков вошла на хутор Вильный Луганской области. Для этого бойцы ВСУ три дня собирали информацию о наличии ополченцев в населенном пункте.

По словам Долгова, за ширмой «психологических» операций ВСУ остается неприглядная сторона наступления в серой зоне. «С одной стороны, Киев выдает активность в этом районе за наступление, но по факту позиции народной милиции ДНР и ЛНР никак не меняются и не сдвигаются. С другой, — попытки занять серые зоны приводят к гибели личного состава ВСУ, что оказывает на украинскую армию деморализующее действие. Единственный плюс для украинского руководства в попытках атаковать серые зоны — это создание пропагандистской картинки на украинском ТВ, но рано или поздно зрители зададут себе вопрос: если Украина все время наступает, то почему она не освобождает Донецк, Луганск, Горловку? То есть даже с точки зрения пропаганды рано или поздно тема с серыми зонами перестанет давать Киеву политические очки», — считает политолог.

«Впрочем, чтобы не участвовать в подобных «победоносных» операциях, у украинских военных есть отличный выход: вспомнить, что те, кто развязал эту гражданскую войну, сидят в Киеве», — излагает свою точку зрения Долгов.

Антон Лисицын, РИА Новости

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен