Заканчиваются сроки эксплуатации большинства энергоблоков украинских АЭС, и непонятно, что будет с ними дальше

Украина имеет 15 работающих атомных реакторов на четырёх АЭС: Запорожской, Ровенской, Южно-Украинской и Хмельницкой. Пятая — Чернобыльская — давно закрыта, однако нынче настойчиво поговаривают, что зону отчуждения вокруг неё планируют превратить чуть ли не во всемирный ядерный могильник.

Из этого числа 10 реакторов уже отслужили гарантийный срок эксплуатации, но после капремонта его продлили в среднем на 10 лет. У двух блоков гарантия заканчивается в 2020, у одного — в 2026, и у двух — в 2035. С 2023 по 2031 закончатся и продлённые сроки на семи блоках, и дальше их продлевать невозможно, — утверждает эксперт по энергетике Дмитрий Марунич. Причём, как подсчитал специалист, капремонт одного реактора обходится примерно в $300 миллионов, а строительство нового — в $3−5 млрд.

Но есть в этом продлении ещё один немаловажный нюанс. После ремонта реакторов их мощность уменьшается: к примеру, в 2015 году мощность всех энергоблоков украинских АЭС равнялась 13,8 ГВт, в 2020 году она уменьшится до 12,8 ГВт, а в 2025 году составит всего 10,8 ГВт. И чтобы не потерять суммарную мощность АЭС, необходимо до 2021 года запустить новый энергоблок, а к 2025 году — ещё 4.

Но дело в том, что у «Энергоатома» на это строительство нет средств. В том числе, и на достройку третьего и четвёртого блоков Хмельницкой АЭС. Они были заложены ещё во времена Леонида Кучмы и с тех пор заморожены, — вспоминает Марунич. Инфраструктура третьего реактора готова на 70%, четвёртого — на 26%. Неоднократно вставал вопрос об их достройке, собиралась было за это взяться чешская компания Skoda JS, но, как говорится, не срослось. За эти годы имеющееся уже оборудование износилось и устарело, и теперь для завершения строительства необходимо 3,7 млрд евро. Решение проблемы ХАЭС отложено до 2021 года. Добавим тут же, что вывод из эксплуатации и консервация отработавшего энергоблока обходится до 1 млрд евро.

И что тогда делать с этими АЭС с учётом якобы невозможности сотрудничать с «агрессором»? Их переоборудуют в свечные заводики имени отца Фёдора? Ведь президент Пётр Порошенко инициировал непродление «Большого договора» с РФ (громко назвав это действо «разрывом») и не устаёт повторять, что он «окончательно распрощался с русским миром». Однако свыше навязанное «Энергоатому» сотрудничество с американской компанией Westinghouse оказалось непродуманным и ошибочным. Её топливо дороже, но главное в другом: оно плохо «уживается» в советских и российских реакторах ВВЭР, что уже не раз приводило к аварийным остановкам (в 2017 году их было 10). Кроме того, в отличие от российской компании ТВЭЛ, американцы отказываются забирать своё отработанное топливо.

И вот недавно украинские СМИ сообщили, что «Энергоатом» в атмосфере полной секретности заключил с ТВЭЛ контракт до 2025 года на поставки ядерного топлива для АЭС. Оно и понятно: атомщики дают более половины вырабатываемой в стране электроэнергии, и при этом она дешевле, нежели на ТЭС и ГЭС. Получается, что если отказаться от мирного атома, то стоимость электроэнергии для украинцев станет ещё выше.

Причина убыточности и финансовой несостоятельности «Энергоатома» весьма проста и банальна. Национальная комиссия по регулированию энергетики установила отпускную цену на электроэнергию украинских АЭС на уровне 55,76 копейки/кВт, в то время как сами атомщики просили 83,8 копейки/кВт. К примеру, этот же тариф для продукции ТЭС «тянет» более 2 гривен за киловатт. Пользователям же электроэнергия обходится в 1,68 гривны/кВт. Понятно, что в таких условиях «Энергоатом» работает себе в убыток — в 2017 году его баланс составил минус 1,3 млрд гривен. Глава компании Юрий Недашковский заявил, что на закупку годового запаса ядерного топлива им не хватает 1,4 млрд гривен, хотя он «с марта предупреждал НКРЭ о том, что текущий тариф на отпуск электроэнергии не покрывает минимальных потребностей». Понятно, что в таких условиях у «Энергоатома» нет денег на капремонты блоков и выведение их из эксплуатации, не говоря уже о строительстве новых.

Бывший директор Чернобыльской АЭС Михаил Уманец полагает, что закрытие АЭС — не выход: восполнить вырабатываемую ими электроэнергию нечем. «Строить ТЭС, работающие на газе стоимостью 300 долларов — не выход. Угля своего у нас тоже нет, но зато есть уран. Поэтому необходимо реанимировать программу развития атомной энергетики, принятую в 1996 году, которая не была выполнена. У нас уже давно должны были функционировать завод по производству ядерного топлива и новые урановые рудники. Но всего это нет», — с печалью констатирует Уманец.

Так что остаётся лишь надежда на то, что новая украинская власть найдёт возможности и средства для бесперебойной и безопасной работы украинских АЭС.

Руслан Веснянко, ИА REGNUM

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен