Свершилось! Два киевских блогера, прошедшихся по улицам украинской столицы с русским триколором и украинским жовто-блакитным прапором, убедились воочию, что большинство граждан Незалежной, особенно силовики и работники официальных учреждений, ненавидят наш флаг, нашу страну, русских и всех, кто говорит на русском языке.

Для них, истинных хохлов, весь мир к востоку от границ стал кацапским. Странно, уважаемые читатели, но это недавнее новое «открытие» молодых блогеров не стало новым и для меня, и для очень многих граждан России. И дело не только в том, что последнее время на Украине ведётся усиленная (куда там Геббельсу) антироссийская кампания. Аналитики, политики и мыслители констатируют тот факт, что растворилось, замазалось серой дымкой понятие «братские народы», усиленно культивируемое когда-то большевиками.

Действительно, а что это — братство народов? Если это единение славян, то именно славянская Польша яростно не приемлет славянскую Россию, совсем плохо говорят о нас болгары, лишь маленькая Сербия верно любит и поддерживает нас уже столетия. А вот хохлы-славяне с ненавистью истребляли в годы ВОВ славянских воинов и партизан, всех тех, кого они с брызгающей злобой называли «москалями».

Если вспоминать свято-кровное братство, то напомню, как братишка Каин грохнул доброго Авеля, как российские единоутробные братья-князи убивали друг друга ради власти, не давая окрепнуть и объединиться Древней Руси.

Что уж здесь говорить о братстве народов вообще, когда еврейские погромы осуществлялись добрыми жителями Одессы, Львова и Киева, польских городов не только во времена царской России, но в ХХ веке. Добрые жители украинских городов и сёл, в том числе женщины и подростки, совместно с немецкими оккупантами предавали смерти своих соседей, оставшихся в живых сдавали в концлагеря, грабили и захватывали имущество и дома тех, с кем недавно судачили, делили хлеб и соль.

В воспоминаниях одной из жертв геноцида осталась страшная картина, когда, спасаясь от погрома, еврейские дети вбежали в дом одной милой сельской хохлушки, на что она, распахнув окошко, закричала:

— Сюда, господа полицаи, сюда, здесь они, жиденята!

Одним из упорно культивируемых принципов, воплощённых в известные лозунги, было единство народов СССР, особенно после окончания Второй мировой войны. Ради мифа о бескорыстной дружбе народов, скрепляющей единство СССР, лидеры КПСС и Союза отдавали всё, что только было возможно, чтобы процветали кавказские и прибалтийские республики, Украина, Белоруссия и Закарпатье. По сравнению с надрывающейся и, скажем прямо, небогатой жизнью россиян, национальные окраины страны буквально звучали, цвели и пахли весёлыми мелодиями, ярким весельем, шашлыками и крепкими винами. Приезд любого из россиян в Литву, Латвию или Эстонию был схож с поездкой за границу.

Только, в отличие от Европы, русских в «братских» прибалтийских республиках не любили, хамили им в магазинах и ресторанах, нередко называли оккупантами. А уж услышать в адрес россиян «клятые москали» от украинцев мне приходилось не раз. Ещё мальчишкой я слышал уверения хохлов, что москали или кацапы забрали себе всё, что живут Москва и Ленинград, да любой московский город, неизмеримо лучше украинских побратимов. Мои детские и юношеские неуверенные возражения, основанные на простом сравнении цен, количестве товаров, сметались говорливым напором тугопузых и краснолицых хозяев из станиц и сёл, самой столицы Незалежной, их непоколебимой уверенностью в своей невежественной правоте.

Уже тогда я смутно и с горечью стал понимать: «дружба народов» — не совсем то, о чём вещала официальная пропаганда. Ведь никак не могла официальная пропаганда добиться, чтобы в общем благие мысли и призывы любить другие народы, крепить дружбу с ними преодолели нравственную основу обывателя, его замшелый нрав, его, простите, тупость, внутреннюю злобу, которые как бы подавляются общей атмосферой смердящего болота, где обычно он обитает. Зато, как только приходят времена развала и хаоса, психоза и стрельбы, болото обывателей закипает.

Украинское болото — особенное. По сравнению с другими, даже с крохотными странами Ватиканом, Люксембургом и др., Украина никогда не была независимым и, это очень важно, оригинально независимым государством. Отсутствие глубокой истории, больших военных побед, постоянной экономики, странный язык, намешанный русскими, польскими, цыганскими и других наций словами, вечное примыкание то к западным, то к восточным соседям сделали своё дело. Сильного, отдельного от всех государства так и не получилось. В этом Украина схожа с беснующейся от собственной никчёмности Галицией.

Парадоксально, но первые фрагменты сегодняшнего нелепого, раздираемого противоречиями государства соорудили коммунистические вожди. Сначала они «насильственно» прирезали к территории союзной республики ради создания там крепкого ядра рабочего класса Донбасс и Харьков, Луганск, заодно отдав Литве белорусский Вильно, далее полуграмотный Никита Хрущёв подарил братскому народу Крым и Севастополь, в общем, посеяли в болото обывателей-хохлов мысли о независимости, величии и даже силе.

Именно эти политико-экономические подарки стали первыми откалывающимися от государства фрагментами общего здания. Болото же обывателей сколлапсировалось и стало более весомым и ядовитым.

Буквально перед созданием этой статьи мне удалось побеседовать с давними приятелями-украинцами, жителями местечка близ Киева, где и гуляли вышеуказанные блогеры с двумя флагами. Семья украинцев — жена, муж и 36-летний сын — в целом подтвердили, что основная масса киевлян плохо относится к России, считая её причиной всех нынешних бед: отсутствие тепла, высокие цены, нестабильность, факельные шествия нацистов, ощущение страха перед возможной войной.

Ненавистью к нам они не пылали, очень удивились, что в Москве и Екатеринбурге, где они побывали, нет антиукраинской пропаганды. Мало того, глава семейства подтвердил некую братскую симпатию к русским, жена хитро улыбалась, а сын спорил почти до хрипоты, убеждая, что, не будь проблем с Крымом и Донбассом, никакой вражды бы и не было. И здесь я задал, в общем, как мне показалось, абсолютно адекватный и наивный вопрос:

— А с чего всё началось?

Замерли все трое. И оказалось, что никто из этих милых украинцев не смог точно и ясно вспомнить о свержении симпатизирующего России президента Украины Виктора Януковича, активного и денежного участия в Майдане американцев, расстреле своими же снайперами «Небесной сотни», убийства демонстрантов в Одессе. Всё вытравила из сознания и памяти оголтелая русофобская агитация, ложь сильных мира Незалежной, особенно Петра Порошенко.

Всё мне стало окончательно ясным после того, как все трое почти со слезами уговаривали меня никому не сообщать их фамилии, ведь во многом они признали мою правоту. Я, разговаривая с приятелями вполне мирно и откровенно, даже с шутками, употребляя слова «хохлы» и «кацапы», вдруг представил беседу на эту же тему там, в среде обывателей из украинского болота, из следственных органов. И стало мне страшно за своих знакомых из… Всё! Не было ничего!

Болото украинской братской ненависти горит неярко, но тлеет весьма ощутимо, в подогрев идёт всё. Позорно и трусливо проявили себя экипажи украинских бронекатеров у Крымского моста — опять же виноват российский флот-агрессор, начисто разгромивший эскадру и идею Порошенко успешной войны в море именно атаками подобных малых кораблей.

Прекрасно понимая, что наши ВС и флот первыми не нападут, да и войну развязать не дадут, Порошенко делает то, что пока успешно удаётся. Это — размывание памяти о общих делах и общих сражениях. И пусть слова «братские народы» вызывали у многих лёгкую иронию, но были братские понимания, помощь, поддержка. Пока всё тонет или задыхается почти без следа в обывательском болоте непонимания, незнания, а значит, и нарастающей злобы. Полыхнёт ли настоящий пожар «братской» ненависти — вопрос открытый и очень опасный. Нынешнее украинское сообщество обывателей предельно запугано, запутано и психически неуравновешенно. Для Порошенко и националистов — прекрасный материал для пожара.

Дмитрий Ледовской, РенTV