«Наденьте бронежилет. Простите, это не рекомендация. Я требую». Сотрудник посольства России, встретивший меня в аэропорту Кабула, не шутит: садясь в машину, он первым делом натягивает «броник» поверх костюма с галстуком и застёгивает ремни. Машина тоже бронирована, но я предупреждён: если обстреляют из автомата, вреда не нанесёт, вот от выстрела из гранатомёта не убережёшься. Столица Афганистана стоит в чудовищных пробках: на каждом шагу блокпосты. Полиция, армия, службы безопасности проверяют документы, досматривают багажники. Тем же вечером мой водитель отказывается оставить потрёпанную «тойоту» на улице. «Эту рухлядь что, угонят?»

«Нет. Но уже видели, что я езжу с европейцем, могут прилепить на дно магнитную мину. Ты иди, я тут подожду». Правительственные здания обнесены бетонными заборами с колючей проволокой. Через сутки после моего приезда север Кабула сотрясает взрыв: террорист-смертник на грузовике с взрывчаткой врезался в конвой НАТО, погибло 12 человек, в основном — афганские полицейские. Я поселился в комплексе для иностранцев: колючая проволока, автоматчики по периметру, железные ворота. Пуленепробиваемые стёкла, на окнах решётки. Вечером охранники проверяют номера: не забрался ли боевик, не спрятался ли в шкафу. Подъезд запирается, а огромные обшитые листами брони двери на каждом этаже обязаны собственноручно закрывать постояльцы. «У нас тут лишь одна дискуссия, — говорит мне крупный бизнесмен Хамид Масуд на обеде в охраняемом турецком ресторане. — „Талибан“ (структура запрещена в РФ – ред.) займёт Кабул в следующем июне, или правительство продержится до декабря? По подсчётам специалистов, чтобы захватить столицу Афганистана, талибам понадобится 45 минут».

«Наша армия разбегается»

Стоит отъехать от Кабула на пять километров, и можно напороться на засаду боевиков. Контроль властей сохраняется лишь над крупными городами, да и то не всегда: в 2015 году талибы на несколько дней захватили столицу северной провинции Кундуз. Город атаковали всего-навсего 500 (!) террористов: 7 тысяч солдат Афганской национальной армии, подготовленной инструкторами из США, попросту разбежались. «Если бы не натовская боевая авиация, „Талибан“ давно правил бы Кабулом, — гневается Ашраф Гелани, полковник в отставке, служивший ещё при «просоветском» президенте Бабраке Кармале. — Боевики контролируют 65% территории республики, у них появилось новейшее оружие, их финансируют спонсоры из Пакистана и Саудовской Аравии. Солдаты правительственных войск бегут и дезертируют, поскольку нет мотивов воевать хорошо за скудную зарплату. Талибы организовали бизнес внутри Афганистана: многие наши бизнесмены платят „Талибану“ за сохранность своих караванов во время перемещения по дорогам. Полевой командир, подчиняющийся правительству, может взять деньги и разграбить грузовики, а вот „Талибан“ чётко придерживается договора, груз всегда доходит до места. У афганских солдат — бардак, у талибов — дисциплина».

«Резали головы, но был порядок»

Следующим утром происходит новый взрыв: взлетает на воздух армейский бензовоз. Пламя, чёрный дым, над Кабулом барражируют вертолёты ВВС США. Жители афганской столицы не питают к «Талибану» симпатий, но даже они признаются, что очень устали от хаоса. Война идёт без перерыва сорок лет, и конца-края ей не видно. «Я родился в год свержения „Талибана“, в 2001, — рассказывает студент Кабульского университета Масджид Гейдари. — Родители говорили, что „Талибан“ разбомбили, от них ничего не осталось, тысячи боевиков сгорели под американскими бомбами. И вот эти „мертвецы“ восстали из могил, захватили весь Афганистан: сплошной зомби-апокалипсис, как в голливудском кино! Мои родители, раньше ненавидевшие талибов, теперь утверждают: да, при них резали головы, но был порядок, никакой преступности, чиновники не брали взяток. А сейчас? Грабёж на всех уровнях. Любая западная материальная или финансовая помощь моментально разворовывается. Рапортуют, что в Афганистан вложили десятки миллиардов, но где эти деньги?»

У здания МИД, защищённого толстыми, словно у средневекового замка, стенами, разворачивается бронетранспортёр НАТО. Седобородый старик, оторвавшись от продажи яблок, плюёт ему вслед, и это действие вызывает всеобщий смех. Даже афганцы, служащие проамериканской власти, ненавидят США, чего уж ожидать от простой толпы? За 17 лет прозападной «демократии» афганцы обнищали, а разбитый «Талибан» сейчас популярен больше, чем в годы своего владычества. В некоторых провинциях жители для разрешения споров обращаются именно в шариатские суды «Талибана»: там судей невозможно подкупить. «Как я отношусь к своему президенту? — недоумевает русскоязычный афганец Ильяс Ахмад, учившийся в советское время на врача в институте Ростова. — А как ты относишься к своему телефону? Это лишь бездушный инструмент, ты нажимаешь кнопки, он действует. Вот и наш президент Ашраф Гани: американцы ткнули в кнопку — он выполнил действие. Для того чтобы „Талибан“ не победил, иностранные войска должны покинуть Афганистан, мы разберёмся с террористами сами. Но кто оставит такое славное место для военных баз, откуда легко следить за Ираном, Китаем, Индией и Россией?»

Всё равно, кого убивать

«Талибану» вообще всё равно, кого убивать. Главное, чтобы это были граждане других государств. Женщины или дети — неважно. В январе этого года боевики захватили отель «Интерконтиненталь» в Кабуле, расстреляв там 44 иностранца, включая пятерых украинских пилотов и девушек-стюардесс, хотя Украина в афганской войне не участвует.

«Талибы понимают: если они возьмут Кабул, Запад второй раз не пошлёт солдат в Афганистан, — считает эксперт по безопасности Абдулла Юнис-хан. — Вот тогда у террористов будут развязаны руки. Они распространят своё влияние в слабых азиатских государствах: в Туркмении и в Таджикистане… В этом варианте не исключено, что талибские боевики подберутся вплотную к России. Да, подобный сценарий сейчас кажется чересчур фантастическим. Но кто в Штатах думал, что всего через 12 лет после ухода армии СССР из Афганистана им придётся бомбить Кабул?» Правда, один из российских дипломатов в разговоре за чашкой чая назвал подобные настроения «обычной паникой»: «„Талибан“, конечно, способен внезапным ударом занять столицу. Однако долгое время ему будет не до экспансии: афганцы, как и прежде, продолжат воевать между собой. Вот что точно: России следует уделять больше внимания Афганистану и активнее участвовать в его судьбе. Ведь у Запада это как-то не особенно получается».

На рынке Майванд, полуразрушенном ещё в 1993-1994 гг. во время боёв отрядов «победителей», освободивших Кабул от «красной диктатуры», — Гульбеддина Хекматияра и Ахмад Шаха Масуда — люди продают что угодно. Выносят из дома последнее старое барахло, лишь бы обменять продукты: растительное масло, сахар, муку. Кабул не находится в блокаде, там работают роскошные рестораны, имеются западные супермаркеты со свежими ананасами на прилавках. Но это как космос, другой мир. Большинству жителей Афганистана элементарно не хватает еды, они часто ложатся спать голодными. 17 лет проамериканской власти, обещавшей сделать из страны «витрину исламской демократии», привели к возврату популярности кровавого средневекового режима убийц. Настоящего, а не сказочного зла. Если талибы займут Кабул, у Америки проблем не будет: она находится слишком далеко от Афганистана. В данном случае голова разболится у России.

Георгий Зотов, «Аргументы и Факты»