TV


Юрий Селиванов: Дорога к чужому храму

Принудительная операция на сердце Русского мира началась и её результаты нас вряд ли обрадуют

Несмотря на то, что Украинская православная церковь не поддалась искушению прелюбодеяния с константинопольской сектой, ситуация на Украине после сегодняшнего сатанинского шабаша в Киеве, наверняка обострится.

Главарь путчистского режима Порошенко получил то, что хотел — ключ к формальной легитимности своего антирусского псевдоцерковного проекта. И хотя это, конечно, никакой не ключ, а воровская отмычка, выданная ему Западом именно для того, чтобы он украл у России православную Украину, ему на эти мелочи наплевать.

С завтрашнего утра вся киевская пропаганда начнет голосить, что на Украине теперь есть собственная каноническая поместная церковь, а остальных они знать не знают и видеть не желают.

Борьба за храмы и монастыри теперь станет главным содержанием этой «церковно-сатанинской реформы». В Киеве прекрасно понимают, что если основная часть церковной недвижимости останется под управлением канонической церкви, все его «объединительные соборы» можно будет слить в унитаз. Просто потому, что на местах все останется, как было. И на Украине как не было никакой массовой альтернативы УПЦ МП, так и не будет.

Единственный выход для власти  заключается в том, чтобы отнять у канонической церкви ее собственность. Чем они сейчас и займутся. Причем делать это будут и кнутом и пряником. Наилучший для Киева вариант — принудить церковные приходы переходить в раскольническую секту под угрозой всяческих ущемлений, включая изъятие имущества. Для чего у властей имеются определенные рычаги, в том числе и силовые. Это искушение очень серьезное. Особенно для церковного клира, который, чего греха таить, в его значительной части давно привык к комфортному и благополучному существованию в своих величественных храмах и резиденциях. И вряд ли с легкостью с ними расстанется.

И если перед ними встанет реальный выбор — или отдать храм, а вместе с ним и все составные части своего привычного земного существования, или просто завтра с утра записаться в поклонники Варфоломея, и тогда всё для них останется по-прежнему, то боюсь, далеко не все смогут проявить должную твердость и дальновидность.

Я не случайно говорю о дальновидности. Конечно, завтра с утра и даже, возможно, через год, для таких переметнувшихся ничего не изменится. И они могут даже поверить в то, что для них все плохое уже позади.

Но это, повторяю, прискорбная близорукость. Предателей не любят нигде. И от них под любыми предлогами начнут избавляться. Тем более, что теперь их судьба будет зависеть от мановения пальца константинопольского владыки.

Вследствие чего, можно дать полную гарантию, что годика через три, максимум через пять, а может и раньше, от тех, кто предпочтет кажущуюся легкой и непыльной карьеру дезертира и перебежчика, останутся только туманные воспоминания.

Ибо таковы нерушимые стандарты кадровой политики, практикуемой на Западе в любых сферах жизни и деятельности. И для церкви, тем более, полностью ему подведомственной, там никто делать исключений не станет.

Таким образом, перед священноначалием украинской  канонической церкви встает непростой, но зато вполне четкий выбор. Либо сохранить невредимым свое духовное начало и остаться истинным пастырем для тех прихожан, которые так же не готовы наплевать себе в душу и стать по велению Порошенко и Варфоломея бессмысленным стадом, ведомым черт знает куда пришлыми лжепастырями.

Этот крестный путь наверняка потребует того, что в далекие раннехристианские времена называлось церковным подвижничеством. На стезе которого многие пастыри стали и мучениками и святыми.

Если таких людей будет достаточно много, они возможно даже смогут отстоять свои храмы, хотя наверняка не все. Но именно в том, что их будет много — уверенности сегодня нет. Люди, которые в массе своей уже давно заключили сделку сами с собой и доходчиво объяснили сами себе, что даже явно  незаконный режим можно стерпеть, вряд ли станут особенно упираться, если процесс пойдет в том же направлении и дальше. Если завтра им скажут — вот ваш храм, как был он, так и есть, молитесь себе на здоровье. Какая вам разница, где будет сидеть  его верховный владыка в Москве, или в Стамбуле?

Правда теперь в этих храмах и в этих душах «править бал» будет заклятая русофобская сила, которая с младых лет станет вбивать в головы русских детей ненависть к собственному народу. Но ведь и сейчас им вбивают то же самое, только другими способами. И ничего терпят.

В общем, особого оптимизма по этому поводу у меня нет. Будущее русского православия на Украине заволакивают свинцовые тучи. Вплоть до того, что если дать этому сценарию дойти до логического конца, то лет через тридцать, а то и раньше, мы увидим в Киеве еще один «объединительный собор», на котором духовно выпотрошенное «поместное православие» окончательно преклонит колено пред католическим Ватиканом и сольется с ним в единоверном экстазе.

Ничего особо невероятного в этом нет. Ватикан уже и сегодня всячески мостит дорогу к подобному единению всего христианства под своей эгидой. И такую историческую возможность, как нынешний вероломный   захват всей церковной  Украины, он, разумеется, не упустит. Собственно говоря, именно Ватикан уже сегодня за всем этим сатанизмом и стоит.

И когда это черное дело свершится, окончательный отрыв от духовного тела России её самых исконных, природных и  коренных земель и народов станет свершившимся и необратимым фактом. Куда более фундаментальным, чем верхушечный политический переворот в Киеве.   А Украины в этом случае просто не будет. Или будет такая себе вторая Польша. И то вряд ли! Потому что первая Польша этого никогда не допустит. И незамедлительно, на правах одного из главных оплотов римской курии, обратит этих «новых католиков» в своё подданство и безраздельное владычество. Для всего Русского мира это может стать исторической катастрофой, от последствий которой он вряд ли сможет оправиться.

Юрий Селиванов, специально для News Front