Вашингтон стремится заработать бонусы на «геноциде»

Голод 1932–1933 годов — одна из величайших трагедий в истории народов СССР, в том числе украинцев и русских. На Украине и в Северной Америке, где сильна украинская эмиграция, эту трагедию иногда называют геноцидом украинского народа. А теперь такое решение принято парламентариями США. Но на самом деле политики стремятся не столько почтить память погибших, сколько получить бонусы в современной политической борьбе

Вашингтон стремится заработать бонусы на «геноциде»

Так называемым «представителям» украинского народа хочется выйти на один уровень с признанием трагедии еврейского и армянского народов, против которых действительно проводилась политика сознательного уничтожения и депортации именно по этническому принципу.

Но чтобы доказать, что это был геноцид, нужно доказать, что гибель жителей Украины во время голода была вызвана стремлением советских вождей уничтожить украинцев или депортировать их с территории Украины.

А ничего подобного в исторических источниках нет. Потому что причины голода были совершенно другими — социальными, а не национальными. Именно поэтому голод разразился не только на Украине, но и в других регионах СССР.

Голод в СССР был вызван увеличением государственных поставок во время первой пятилетки, раскулачиванием, коллективизацией и неэффективностью системы хранения и транспортировки продовольствия. Большую роль сыграл запрет на передвижение населения, когда нельзя было просто убежать из зоны голода, а вырваться можно было из бедствующих мест, только завербовавшись на стройки пятилетки.

Это понимают и многие украинские историки. Например, после обсуждений темы голода на российско-украинской комиссии историков украинские коллеги — ведущие специалисты Института истории Национальной академии наук Украины — выпустили в 2008 году толстый том «История Украины». И термина «геноцид» применительно к событиям 1932–1933 годов там не было.

В качестве свидетельства злонамеренной организации голода приводят слова первого секретаря ЦК Коммунистической партии Украины Станислава Косиора от 15 марта 1933 года: «То, что голодание не научило ещё очень многих колхозников уму-разуму, показывает неудовлетворительная подготовка к севу как раз в наиболее неблагополучных районах».

Эта фраза трактуется частью украинских исследователей как доказательство того, что «террор массовым голодом являлся воспитательной мерой». Однако ни эта цитата, ни сама политика коммунистов в связи с голодом об этом не свидетельствуют. Голод не приучил крестьян к труду, тем не менее с весны 1933 года нажим на деревню ослаб и сбор и вывоз всего продовольствия практически прекратился. Следовательно, не ставилась и задача именно наказания «ненаученных» голодом крестьян. Косиор скорее сетует, что крестьяне даже после такой беды не стали работать лучше, чтобы преодолеть её последствия.

Уже в январе 1933 года произошло снижение нормы поставок с Украины до 15,5 млн тонн. А фактически было заготовлено 14,9 млн тонн продовольствия. Но и то изъятие, которое было осуществлено, привело к голоду.

Увы, проблема масштабов голода тоже мистифицируется в ходе острой идейно-политической полемики. Глава Ассоциации исследователей голодомора Левко Лукьяненко утверждает, что на Украине погибло 10 миллионов человек. Однако из опубликованных данных ЗАГС следует о гораздо меньших потерях, примерно в 1,5 млн человек.

И во имя памяти погибших нельзя забывать также и о гигантских жертвах за пределами Украины. Среди пострадавших регионов — и российские Воронежская, Курская, Свердловская, Челябинская, Обско-Иртышская области, Азово-Черноморский и Северный края, Поволжье, Северный Кавказ и Казахстан. В РСФСР жили в том числе и украинцы, но и в УССР жили и голодали не только украинцы, но и представители других народов, особенно много — русских. В целом по РСФСР с учётом Казахстана тоже получается более 1 млн жертв, погибших от голода в этот трагический период советской истории.

Приведу пример, историк Виктор Кондрашин, исследовав архивы ЗАГС Поволжья, оценивает численность крестьян, умерших непосредственно от голода и вызванных им болезней, в 200–300 тыс. человек, а жертвы Северо-Кавказского края — в 350 тыс. человек. При этом в процентном отношении «как минимум четыре региона тогдашней РСФСР — Саратовская область, АССР Немцев Поволжья, Азово-Черноморский край, Челябинская область — пострадали больше, чем Украина».

Когда главная причина хлебозаготовительной гонки — индустриальный рывок Первой пятилетки — отпала, компартия занялась исправлением положения. После завершения пятилетки государство стало направлять помощь на Украину. В 1933 году Украина получила 501 тыс. тонн зерна помощи (формально — ссуды) против 60 тыс. тонн в 1932 году. Сталинская партийно-государственная машина не имела ничего против украинцев. Она с холодной жестокостью выполняла свои задачи, переламывая судьбы людей, независимо от их национальности. Этот факт очевидно вытекает из исторических источников того времени.

Увы, попытки строить национальные мифы на костях погибших будут продолжаться. Миссия науки — подвергать идеологические построения спокойному анализу и показывать обществу, насколько они далеки от реальности.

Александр Шубин, Life.ru