Повестка дня, перегруженная проблемами

13-14 декабря в Брюсселе проходит очередной саммит ЕС – встреча членов Европейского совета, состоящего из глав государств и правительств стран-членов ЕС. У этого саммита есть существенные отличия от предыдущих.

Во-первых, командует мероприятием Дональд Туск, представляющий Польшу. А отношения между Брюсселем и Варшавой в последнее время обострились до такой степени, что Европейская комиссия запустила санкционную процедуру против Польши. Такой странной ситуации в Европейском совете не было за всю историю его существования, с декабря 1974 года.

Во-вторых, саммит проходит на фоне переговоров о выходе Великобритании из ЕС, зашедших в полный тупик.

В-третьих, ряд стран-членов Евросоюза демонстрируют признаки того, что вслед за Великобританией и они могут покинуть ряды интеграционной группировки. Это, в частности, Италия. Скоро о выходе из еврозоны может заговорить и Греция, где возникнет угроза очередного дефолта. Наконец, следует учесть массовые волнения во Франции: «жёлтые жилеты» выдвинули требование выхода Франции не только из НАТО, но и из Европейского союза.

В-четвёртых, обострились отношения Европы с США на почве решений Вашингтона о повышении пошлин на импортируемые европейские товары, экономических санкций в отношении Ирана, а также требований к Европе ужесточить санкции в отношении России. Последнее такое требование – отказаться от проекта «Северный поток — 2».

С учётом такого большого количества проблем повестка дня саммита 13-14 декабря будет крайне перегруженной. Перечень вопросов, подлежащих обсуждению, не опубликован. Назову лишь наиболее часто упоминаемые вопросы.

1.Вопросы бюджетной политики. Здесь на первом месте стоит вопрос о создании бюджета еврозоны. У Европейского союза давно уже имеется свой бюджет. Теперь предлагается создать ещё бюджет еврозоны, инициатором идеи стал президент Франции Э. Макрон, его поддержала канцлер Германии А. Меркель. Идея пока очень сырая, не все страны-члены ЕС её разделяют. Предполагается, что бюджет еврозоны будет составной частью бюджета ЕС, но с особым регламентом.

Может состояться и разговор о бюджете ЕС на 2021-2027 гг. (бюджеты Евросоюза утверждаются на семилетний период). В текущем бюджете образовалась дыра в связи с тем, что Великобритания, которая была третьим по величине донором европейского бюджета, сворачивает своё донорство. Кто и как заткнёт возникшую бюджетную дыру, неясно.

Ещё один вопрос бюджетной политики ЕС – о возможности учреждения Минфина. В еврозоне уже два десятилетия существует Европейский центральный банк (ЕЦБ). В любой стране Центробанк работает в тандеме с Минфином, они вместе образуют так называемые денежные власти. В еврозоне полноценных денежных властей нет. Идея учреждения европейского Минфина уже не раз обсуждалась на саммитах ЕС, но каждый раз отклонялась как сырая.

2. Вопросы валютной политики. Только что министры финансов стран-членов ЕС завершили свой финансовый саммит. На нём вопрос был поставлен ребром: нужна полномасштабная валютная реформа. В частности, Европейский стабилизационный механизм (ЕСМ) может быть преобразован в Европейский валютный фонд (ЕВФ). Смена вывески данного института может представлять собой вызов в адрес Международного валютного фонда и его главного акционера – США. Противоречия между Европой и МВФ обострились, в частности, в ходе реализации совместной программы спасения Греции в 2015-2018 гг.

В блоке валютных вопросов крайне актуален комплекс мер по ослаблению зависимости ЕС от доллара США. Хотя в платежах и расчётах внутри ЕС используется почти исключительно евро, в торгово-экономических отношениях стран ЕС с третьими странами велик удельный вес американской валюты. В импорте ЕС преобладают углеводороды, оплата которых идет почти исключительно в долларах. Чтобы избавить Европу от назойливого вмешательства Вашингтона, следует переходить в расчёты на евро. При этом сами расчёты должны проходить через систему информационного обеспечения операций, находящуюся вне контроля Вашингтона. В 2018 году страны ЕС уже пытались создать такую систему, альтернативную системе СВИФТ, чтобы избежать возможных вторичных санкций Вашингтона (по отношению к первичным санкциям против Ирана), но пока система не заработала. Это очень больной вопрос, ибо Европа несёт большие убытки из-за вступивших в силу в полном объёме санкций США против Ирана.

3. Вопросы банковской политики. После финансового кризиса 2007-2009 гг. Брюссель взял курс на создание Европейского банковского союза. Создаётся группа системообразующих банков, которые переходят под прямой контроль ЕЦБ. Центробанки и финансовые регуляторы стран-членов ЕС не очень рады такому переходу, который лишает их реальной власти. Кстати, одной из причин выхода Великобритании из ЕС, о которой почти никто не говорит, является то, что Банк Англии не хотел утратить своей власти над банками лондонского Сити, переходящими под крыло ЕЦБ.

На данный момент главной задачей в деле европейской банковской интеграции является создание Единого механизма санации банков (ЕМСБ). Пока в основном создаются вывески, а нужны большие деньги. Для наполнения ЕМСБ банки должны внести до 2024 года 55 млрд. евро. Впрочем, решать задачу поддержания и оздоровления банковской системы ЕС можно и по-другому, путём списания долгов – как тех, которые образовались в результате взятых банками кредитов и займов, так и тех, которые возникли в результате выдачи кредитов. Иначе говоря, обсуждается проект общеевропейской расчистки балансов кредитных организаций.

Кроме упомянутых вопросов, на саммите ЕС, вероятно, будут обсуждаться и другие: режим экономических санкций в отношении России; «неправильное» поведение Италии; создание общеевропейских вооружённых сил; отношения с Китаем; вопросы спасения ВТО; миграционная политика ЕС; налогообложения крупных международных компаний, ведущих бизнес в Интернете; недавние события в Керченском проливе.

В тесной связке с названными вопросами бюджетной, валютной и банковской политики ЕС находится вопрос денежно-кредитной политики ЕЦБ. В частности, всех волнует, будет ли в следующем году Европейский центральный банк в каком-то виде продолжать политику количественных смягчений или полностью её завершит. Эта политика проявлялась, прежде всего, в том, что банк закупал на финансовом рынке долговые бумаги государств-членов еврозоны. Закупки были совершены грандиозные, в европейскую экономику была закачана денежная ликвидность на сумму более 2,5 трлн. евро. Кроме того, ЕЦБ установил отрицательные процентные ставки по своим депозитным операциям. Если ЕЦБ возьмёт в следующем году курс на ужесточение денежно-кредитной политики (в частности, полностью прекратит закупки государственных облигаций и попытается их продавать), европейская экономика может быть ввергнута в жесточайший кризис.

Президент ЕЦБ Марио Драги не входит в состав Европейского совета, но он будет присутствовать на саммите ЕС, и все официальные участники встречи будут смотреть в его сторону. Однако будущее Европейского союза определяется не на саммитах ЕС, а в тех инстанциях, которым неформально подчиняется наднациональный институт под вывеской ЕЦБ. Такими высшими для ЕЦБ и всего Европейского союза инстанциями являются хозяева денег – главные акционеры Федеральной резервной системы США.

Валентин Катасонов, ФСК