Выбор страны или стран, куда собирается отправиться с апостольским визитом папа Римский, всегда является очень непростым. Приходится учитывать множество факторов и вытекающих из них коннотаций.

Как предстоятель всемирной Церкви, он должен разнообразить выбор континентов. Но в качестве главы государства Ватикан — учитывать также конкретную политическую конъюнктуру, которая подвержена актуальности, что приводит к внешне незапланированным поездкам и «попаданием в одну и ту же воронку дважды». Государства с большим католическим присутствием обязаны чувствовать, что понтифик их уважает. Но и государства, где католиков мало, не должны ощущать себя обделенными. Кое-что зависит от того, кто в данный момент сидит в кресле епископа Рима. Так, среди ватиканских дипломатов ходил слух, что в свое время «аргентинский папа» Франциск, назначая на пост секретаря по отношениям с государствами британского прелата Пола Галлахера, будто бы руководствовался желанием не дать повода подозревать себя в тенденциозности из-за старого конфликта между Буэнос-Айресом и Лондоном по поводу Мальвинских (Фолклендских) островов.

Некоторые ватиканисты отмечают, что Святому престолу в его географическом выборе свойственно в особо сложных случаях идти от меньшего к большему, подбираться к ключевым центрам через периферийные страны, посылая скрытые импульсы. Например, когда папа Франциск в этом году отправился в республики Прибалтики, отмечавшие столетие провозглашения своей независимости, это могло быть определенным сигналом Берлину, Варшаве и Москве, которые в XX веке покушались на суверенитет молодых государств. Интересно было наблюдать и за тем, как Ватикан выбирал способ посещения понтификом республик Закавказья в 2016 году. Разговор об этом зашел сразу же после встречи Франциска и патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Гаване. При этом вначале предполагалось, что папа объединит три государства в одной поездке, рассматривая Закавказье в комплексе. Но потом они были разведены — вначале Армения (с прицелом на Турцию ввиду повышенного внимания к теме Геноцида армян), спустя несколько месяцев — Азербайджан и Грузия.

Сегодня перед Святым престолом встает новый трудный выбор, уже в регионе Юго-Восточной Азии. «Папа Римский может посетить Северную Корею в 2019 году, Ватикан предпринимает усилия на рабочем уровне по созданию точки диалога с Пхеньяном, — заявило на днях южнокорейское издание The Korea Herald. — Возможность визита понтифика в КНДР была поднята во время его встречи с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ин в октябре этого года». Вместе с тем, напоминает портал, американская радиостанция «Голос Америки» недавно сообщила, что Франциск вряд ли отправится в Пхеньян, так как, по словам источника в Ватикане, у папы слишком много зарубежных поездок, запланированных на следующий год, все из которых «проще, чем в КНДР». Ранее государственный секретарь Святого престола кардинал Пьетро Паролин подчеркивал, что понтифик «выразил готовность посетить» КНДР. Однако о самой поездке говорить еще рано, «нужно немного подождать, чтобы это приобрело некие формальные очертания».

Не говоря уже о политической географии. Если Франциск в следующем году появится в Северной Корее, то — с учетом предыдущего его посещения Южной Кореи в 2014 году — это можно будет трактовать как успех усилий двух Корей в деле объединения и усилениях обеих республик. Что, конечно, не понравится США и Японии. Хотя Ватикан может выбить Токио из числа оппонентов, скажем, объединив КНДР и Японию в одной апостольской поездке. Но есть еще более важный фактор, внешне связанный с Китаем. Один из противников папы, бывший мальтийский рыцарь и историк Генри Сайр, в недавнем интервью российской «Независимой газете» поясняет: «Консерваторы, разумеется, в ужасе как от забвения традиций католического учения, так и от недавнего пакта с Китаем, где Церковь сопротивлялась агрессии коммунистов со времен председателя Мао. Соглашение с правительством КНР дало последнему карт-бланш на преследования верующих, о чем красноречиво говорят события последних месяцев». И далее:

«Нужно отметить, что соглашение с Китаем было еще и антиамериканской акцией: Бергольо (фамилия понтифика — С.С.), лично продвигавший его, как истинный латиноамериканец всегда видел в США заклятого врага».

Является ли как «истинный латиноамериканец» Франциск «заклятым врагом» Вашингтона или нет, сказать трудно. Однако не приходится сомневаться, что этот тезис будет активно раскручиваться западными изданиями, особенно американскими, в случае движения Ватикана навстречу Пхеньяну и Пекину. Хотя и тут есть свой внутренний нюанс — не захотят ли китайцы, чтобы понтифик побывал у них раньше, чем у корейцев или японцев, что должно неизбежно сместить график поездок папы? Посмотрим. В любом случае, план апостольских визитов Франциск на 2019 год и далее даст кое-какое представление о геополитических приоритетах Святого престола.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM