Североатлантический альянс обеспокоен успехами Российской армии в создании радиоэлектронного оружия. В 2019 году Научно-техническому департаменту НАТО предстоит выяснить, как защитить коммуникации европейских союзников от электронного подавления. Работа предстоит огромная — по сути, только в России разработано и принято на вооружение несколько десятков комплексов РЭБ различного назначения для всех родов войск

Весь 2019 год в научно-исследовательских центрах НАТО будет посвящён российским комплексам радиоэлектронной борьбы. Эксперты альянса выяснили, что вся тактическая связь стран-союзников уязвима и не может быть защищена должным образом. Лайф разобрался, каких комплексов в НАТО боятся больше всего и на что способно «невидимое» оружие из России.

Подавление пространства

Комплексное подавление противника в воздухе — одна из задач, которую российский военно-промышленный комплекс давно решил. Фактически только в России существует система противодействия технике противника во всех направлениях, где возможны боевые действия. При этом задачи стратегического сдерживания решаются ещё в космосе: для этих целей созданы не только противоспутниковые ракеты, но и специализированные комплексы радиоэлектронной борьбы. Кроме мобильного ударного комплекса «Рудольф», которым можно сбивать спутники, в России создаются космические аппараты-истребители серии «Тирада-2С», способные выводить из строя тактические и коммуникационные спутники. Вывод из строя спутниковой группировки противника заставит искать другие решения по обеспечению связи и целеуказания, однако и на этот случай у армии имеется свой комплекс подавления.

Когда спутниковая группировка перестанет выходить на связь, в дело вступят самолёты дальнего радиолокационного обзора и управления (ДРЛОиУ), которые в случае начала боевых действий станут «глазам и ушами» всех родов войск. Для нарушения работы радиолокационных станций у вероятного противника в России создан комплекс «Красуха». Последняя версия этого комплекса — «Красуха-4» — выполняется на полностью цифровой базе и может не только нарушать работу самолётов AWACS, но и «забивать» спутниковые каналы управления разведывательными и ударными беспилотниками на дальности в 250–300 километров, превращая их в дорогую недвижимость. Для активности «на местах» придуманы другие средства. Например, комплекс РЭБ «Житель», способный парализовать работу всех спутниковых телефонов Inmarsat/Iridium, а также нарушить работу всех базовых станций сотовой связи на несколько сотен километров вокруг.

На колёсах и гусеницах

Для действий на переднем крае вместе с войсками есть и другая уникальная техника. Например, СПР-2, больше известная как станция помех радиовзрывателям «Ртуть-БМ». Особенность комплекса, установленного на гусеничное шасси, состоит в частотах работы — время определения частоты радиовзрывателя ракет (например, для РСЗО) и формирования ответного импульса составляет тысячные доли секунды. При этом на испытаниях станция «Ртуть-БМ» показала абсолютную эффективность — ни одна реактивная ракета не взорвалась в зоне боевого дежурства комплекса.

Для нейтрализации других средств связи противника, в том числе и тех, что работают по методу ППРЧ (псевдослучайной перестройки частоты), созданы комплексы РЭБ «Инфауна», которыми комплектуются в том числе и подразделения Воздушно-десантных войск РФ. Не забыли и о «братьях меньших» — для подавления каналов связи с малоразмерными беспилотниками в России создан комплекс «Репеллент», способный в автоматическом режиме отслеживать и подавлять даже «рой» беспилотников, задействованных для атаки на стратегически важный объект.

Для глобальных задач есть техника покруче. К примеру, один из самых засекреченных комплексов РЭБ «Мурманск-БН», внешне напоминающий скорее «выжигатели» из игры Command & Conquer, чем реальную боевую технику. Несколько мачтовых антенн комплекса позволяют «давить» связь и работу электроники противника на расстоянии 3–4 тыс. километров, а нарушение спутниковой навигации возможно на расстоянии 5 тыс. километров. Одним из самых известных операторов комплекса является 475-й отдельный центр радиоэлектронной борьбы ЧФ РФ в Крыму. Кроме комплекса «Мурманск-БН» беспокойство американских военных вызывают комплексы «Самарканд» — секретные средства РЭБ, способные перехватывать связь и подавлять любые приёмно-передающие устройства противника на оперативно-стратегическом уровне.

Воздушно-космическая защита

С одним из новейших комплексов радиоэлектронной борьбы и подавления американские военные успели познакомиться лично. Нетрудно догадаться, что речь идёт о комплексе РЭБ/РЭП «Хибины», — пожалуй, самом известном за рубежом средстве радиоэлектронного противодействия. Однако для подавления средств разведки и связи противника в состав оборудования для вертолётов армейской авиации включено с десяток различных комплексов РЭБ, самые известные из которых — «Витебск» и «Рычаг» — могут глушить сигналы электронных блоков оборудования и нарушать связь противника на дальностях в несколько сотен километров. Кроме того, характеристики комплекса позволяют создавать вокруг авиационного звена непроницаемый для ракет электронный купол, сохраняющий машины и жизни членов экипажа. У Вооружённых сил США и НАТО есть похожие системы, однако их количество сильно ограниченно, а качество и режимы работы значительно уступают российским комплексам.

При этом «постановка помех» актуальна не только в космосе, в воздухе и на суше. ВМФ России располагает комплексами активного противодействия средствам обнаружения и даже торпедам противника. Точный состав таких комплексов засекречен, однако его разработкой занимаются те же самые люди, которые создают подводные лодки с нуля. В КБ «Малахит» заявляют, что комплекс антиторпед может применяться подводными лодками на глубинах до 400 метров. При этом на отдельных российских подводных лодках бортовой комплекс РЭБ работает в составе боевой информационно-управляющей системы «Округ» и встаёт в боевой режим сразу после выхода субмарины на боевое дежурство.

Сергей Андреев, Life.ru