Судя по количеству узлов, которыми припустил McCampbell, увидев непрошеных хозяев, он понимает, что на амбразуру можно броситься только один раз. Но не в этот раз

Сильнее прочих должна расстроиться Япония. И не потому что двумя военными самолетами США у нее стало меньше – эти-то пришлют новые вместо тех, что столкнулись в воздухе. А потому что даже двумя Курильскими островами у нее теперь точно не станет больше, как бы она Москву ни уговаривала. Американский эсминец McCampbell показал, чего стоят гарантии Токио никогда не размещать на – как они их называют – «северных территориях» военную базу Соединенных Штатов. Она сама там разместится и Токио не спросит.

Как сказала представитель их ВМФ Рейчел Макмарр, «США будут летать и плавать везде, где позволяет международное право. Как в Японском море, так и в других местах по всему миру». Между прочим, хорошо сказала. Если бы не она, никто бы и не понял, какого морского дьявола их водоплавающий ракетоноситель впервые с 1987-го года околачивался недалеко от нашего залива Петра Великого и, соответственно, стоянки нашего Тихоокеанского флота. Можно было решить, что заблудился. Керченский-то пролив – это совсем другая география. Спасибо Макмарр – объяснила, что «это не направлено против России и не связано с недавним инцидентом».

В этот момент, надо полагать, она скрестила пальцы за спиной, либо – чего стесняться – показала ими кавычки. Оказывается, американцы сознательно решили зайти не с той стороны. В Вашингтоне вдруг вспомнили, что «не признают претензии России на акваторию в этой части Японского моря и считают ее международной». То есть последние лет тридцать это их не волновало, а теперь спохватились. «Мы, – сняла Макмарр все вопросы, – бросили вызов». Вот как. Это был не военный корабль с кучей «Томагавков», а перчатка. Причем на резинке. Потому что бросили – и быстро-быстро назад, чтобы русские не успели поднять.

Хотя не перчатка даже, а варежка. Поскольку боевая задача заключалась в том, чтобы ее раскрыть. «Это было сделано, чтобы поддержать права, свободы и законное использование моря, которое находится в распоряжении США и других стран». Россия, по понятным причинам, в число этих стран не входит. А чего ей входить, она же и так здесь. Одним словом, смело. Приблизиться к чужому подъезду, засветиться и убежать. Имеют право. Улица-то общего пользования. Хотя «приблизиться» – это понятие относительное. Расстояние до Петра Великого все-таки было почтительное. За сотню километров. Но, конечно, это ближе, чем от Соединенных Штатов.

Поэтому у береговой авиации и противолодочного корабля «Адмирал Трибуц», в принципе, был повод, чтобы выйти и вежливо, как только мы умеем, составить гостю компанию. Именно так, а совсем не припугнуть. Судя по количеству узлов, которыми припустил McCampbell, увидев непрошеных хозяев, он и сам с этим неплохо справился. Быстрее тех своих «Томагавков» отлетел километров на четыреста. Понимает, что на амбразуру можно броситься только один раз. Но не в этот раз.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik