С интервалом в три недели Франция продемонстрировала всему миру два противоположных образа своей знаменитой Триумфальной арки. 11 ноября президент произнес перед партером из 70 иностранных лидеров красивую речь с прославлением многосторонней системы для урегулирования мировых проблем и разногласий между странами. 1 декабря этот памятник славы и бед Франции вновь предстал на всеобщее обозрение, на этот раз в облаке слезоточивого газа и дыма пожаров, посреди неразборчивых криков «желтых жилетов» и вандалов.

Какой позор! Сколько встревоженных сообщений получили мы на выходных от иностранных друзей, которые еще любят Францию (ее цивилизацию, язык и историю), но разочарованы ее постоянными падениями. Наша страна не имеет равных в искусстве пускать пулю себе в ногу. Теперь она демонстрирует миру только токсичные образы забастовок, терактов и беспорядков. Еще недавно она блистала культурой и достижениями промышленности, «Конкордами», скоростными поездами, ядерной отраслью.

30 лет назад мы отказались от кольбертизма в пользу англосаксонского либерализма и финансизации нашей экономики. К сожалению, средний и малый бизнес и наше население совершенно не были к этому готовы. Погружение наших производственных сил в глобализованную экономику без предварительной проверки их конкурентоспособности оказалось катастрофой. В небольшие провинциальные города пришли деиндустриализация и безработица. «Желтые жилеты» стали их детьми.

Проблема Франции (и ее нынешнее смятение) заключается в том, что она пошла по совершенно иному пути, чем ее конкуренты. Она становилась все более социалистической, тогда как среди ее торговых партнеров наблюдалась противоположная тенденция. Непросто быть практически последней социалистической страной в мире! У французского социализма давние корни. Он стартовал при Жискаре (90% пособия по безработице, предварительное разрешение на увольнение и т.д.), а затем еще больше усилился при Миттеране, Жоспене и Олланде. Правые правительства лишь закрывали промежутки и, из-за страха уличных протестов, не касались системы, которая все больше финансируется в долг. Макрон справедливо говорит, что бесконечно так продолжаться не может. При этом его сразу же обвиняют в презрительном отношении.

Остальной мир с удивлением взирает на противоречия французов, которые требуют все больше услуг от государства, но начинают вопить, когда речь заходит об их финансировании. В Америке, Азии и большинстве европейских стран граждане поняли, что покупательная способность не то, что можно просто так увеличить по мановению волшебной палочки, и что сначала нужно создать больше богатств. Это базовая логика, которая судя по всему, находится за рамками понимания некоторых наших соотечественников.

«Желтые жилеты» упрекают Макрона в (частичном) упразднении налога на состояния. Иностранным государствам сложно это понять, поскольку все они давно избавились от этого глупого сбора, который порождает бегство продуктивных инвестиций. Во Франции он приносил порядка 7 миллиардов в год. Во всяком случае, вытесняя из страны богатые семьи, он вел к недополучению 30 миллиардов (в обычных налогах, которые эти семьи продолжили бы платить во Франции). В англосаксонской и азиатской культуре налог служит для финансирования государственных расходов, а не наказания богатых. Во Франции же богатый — это враг. В Париже ломают красивые машины из зависти. В Лондоне и Нью-Йорке люди любуются на них в надежде, что однажды они появятся у них самих или их детей.

Печальный факт: в мире больше не осталось ни одной страны, которая бы восхищалась уравниловкой на французский манер. Дело в том, что в самом французском социализме дела обстоят не лучшим образом. Французы имеют дело с самыми крупными обязательными отчислениями в мире, но в то же время говорят о посредственности оказываемых им в обмен услуг. В других странах не путают народ и толпу, демос и охлос. «Желтые жилеты» хотят взять слово? Так, пусть сделают это демократическим путем. Пусть представят свои списки на европейские выборы, а мы посмотрим на их программу… и результаты.

Иностранные корреспонденты в Париже с удивлением смотрят, как французские новостные каналы и радиостанции, которые некогда лизали пятки Макрону, теперь бросают его и устраивают над ним самосуд. Они справедливо отмечают, что тот, наверное, не заслуживал дифирамбов в мае 2017 года, а сейчас явно не заслуживает вылитой на него грязи.

Рено Жирар, Le Figaro, Франция

Перевод ИноСМИ