Прибыл из Буэнос-Айреса, чтобы увидеть Париж и решить, что лучше умереть. По крайней мере, на время. Так и сделал. Даже не отреагировал на очередную колкость Трампа

И вроде во Франции все остается как есть. Без пошлин на бензин и дизтопливо. Но несколько погибших. Сотни раненых. Совсем не триумфальная Триумфальная арка. Разбитый Париж. Униженный Макрон. И это, видимо, еще не конец. Власти могли, конечно, сказать, что президент пошел навстречу трудящимся, учел их интересы, прислушался к их пожеланиям. Ну, все, что обычно говорят, когда хотят сделать хорошую мину при плохой игре. Но хорошую мину уже подложили под них. Поэтому даже ради красного словца Елисейский дворец не рискует сказать что-то лишнее, чтобы не спугнуть. Ведь по-прежнему страшно ему самому.

Вот и призывает он «желтые жилеты» отказаться от новых акций протеста. Понимает: 8-е декабря никто не отменял. Топливный налог отменили. А демонстрацию 8-го декабря – как ее отменишь? Народ только во вкус вошел. В отличие от него Макрон безмолвствует. Но счастлив ли Макрон? Второго числа он прибыл из Буэнос-Айреса, чтобы увидеть Париж и решить, что лучше умереть. По крайней мере, на время. Так и сделал. После того, как он модельно и задумчиво продефилировал по раскуроченным Елисейским полям боя, не видно его и не слышно. Ушел в дымку. Ни об армии европейской не вспоминает, ни о двух скоростях евроинтеграции.

Он даже не отреагировал на очередную колкость Трампа. Хотя тот явно вызывающе похвалил «друга Эммануэля» за то, что сдался мятежникам. Связал все это хозяин Белого дома с издержками Парижского соглашения по климату. А эхо донесло: «так тебе и надо». Впрочем, Макрон уже как-то сказал, что не отвечает на твиттер-хамство американца в его же манере. А высаживаться ради этого опять на авианосце «Шарль де Голль» как бы не к месту. Во-первых, он все-таки стоит там не как декорация для интервью. Во-вторых, президент, видимо, дал себе обет молчания. Он в домике. Грустит. И если есть жилетка, в которую он мог бы поплакаться, то и она – «желтая».

При этом даже во дворце он вполне может посчитать свое положение «де голльским». Он, правда, Францию у фашистов не отбивал, из руин ее не поднимал, из военного участия в НАТО не выводил. Но если по хронологии, то получается, что против него тоже подняли бунт, стоило ему бросить вызов США. Во всяком случае, если у него есть такая мысль, то ему явно приятней ее думать. Это же не думать о том, во что французы ставят его на самом деле. Без всякой аналогии с де Голлем. Макрон сам отдал им голевую передачу. Вот и получил гол в свои ворота. Скорее всего, не последний.

Хотя кажется, что власти сделали даже больше, чем у них требовали. Пусть и не отказались совсем от налога на «горючку», но «заморозили» его не на полгода, как пообещали, а сразу на год. Заодно со страху отказались от ужесточения правил техосмотра и увеличения тарифа на электроэнергию. И вроде нет смысла французам опять облачаться в желтое. Но аппетит приходит во время еды. Можно, кстати, и за цены на нее повоевать. И к этому Макрону надо привыкать. Прессовать его теперь станут по любому поводу. Что до бензина, то к этой теме он вернется, видимо, только тогда, когда захочет сжечь мосты. Но гореть в этом случае будут не только они.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik