Вот поверьте, на кой мне ляд вспоминать ублюдка Яценюка в средине рабочей недели, когда голова забита и ноги отбиты от процесса создания или восстановления продукта с высокой добавленной стоимостью поболее чем у ирисок «Рошен». Но, вынудили вспомнить козла лысого прямо на работе и не некий затесавшийся полоумный свидомый, а твоё же собственное руководство

Мало кто помнит, а большинство не знает и не догадывается почему упоминаю Сеню. Ларчик просто открывается. Ещё летом 2014 года, когда Порошенко, удачно закончив с обещаниями по тыще в день, любовался новым бейджиком на лацкане мятого пиджака с надписью «гарант», Кроль сделал ход — он, распоряжением Кабмина ввёл доплату в 300000 гривен всем директорам гос. предприятий. Взамен, те уже обязаны были брать на себя контроль за лояльностью к хунте на вверенных им предприятиях, а также быть на подхвате у военкоматов. Военно-учётные столы при отделах кадров помните? Вот эти самые столы на всех заводах обязаны два раза в год сверять данные и передавать куда надо, и доставлять повестки прямо к станкам. Естественно, с ответственностью по всей строгости беззакония и проголосованного положения.

Сегодня пришёл начальник цеха и сообщил пренеприятнейшее от вышестоящего всем собранным по списку «должникам» по сверке данных.

— Кто не пройдёт эту самую сверку в течении двух дней, тому закроют проходную на вход и уволят по статье за прогулы.

Вот так.

Я, как вы поняли, в этом списке. Причём, сверить меня отказываются по причине отсутствия военного билета, которого у меня нет аж с 1996 года. Ещё тогда, когда, я, сказал армии: «До свидания!» — она у меня из рук забрала офицерское удостоверение, а военный билет выдать взамен не смогла: c бланками была жопа, как и во всём в те времена. Так все эти годы и жил со справкой. Не выдали даже в начале этого года, когда ходил к ним на «приём» по «приглашению».

Деваться некуда: пошёл за билетом. А там… Там как в предбаннике преисподней. Черти мечутся с этажа на этаж. Мужики в большей массе хмурые и испуганные. В окошке военно-учётном вообще чёрт сидит. Всех пытается вызвать на скандал и потом, взъерепеним самого себя, следует демонстрация его силы и крутости. Всех ведёт на встречу с командиром батальона территориальной обороны, где тут же пишут повестку на сборы на 10 дней, и этот же служащий вольнонаёмный определяет всех на мед. комиссию. Такой весь из себя грозный и страшный, но туповатый. За то не продолжительное время нашего с ним общения, так и не понял, как к нему обращаться.

Ему «вы» — он. «не выкай мне». Ему «ты» — в ответ «не тыкай, мне» буквально за какие-то две минуты.

Билет сегодня не дали, наградив только повесткой. Пойду завтра, так как у врачей на моей учётной карточке появилась неизвестная мне шифровка или код какой-то страшно жуткой болячки, о которой я ни сном, ни духом. Клянусь! Даже этот страшила, уже лично пообщавшись с главврачом без моих ушей, уже провожая меня к выходу, смиренным и тихим голосом на мой вопрос о билете сообщил как похоронил, что стоит вопрос вообще мне билет не выдавать. При этом повестка осталась при мне. Труп я, что ли, уже, с повесткой?

Кино и немцы.

Знайте, в тех областях где поменяли «особое положение» на «очень Осооообое» царят паника, уныние, отчаяние и страх. Людей метут поголовно, правда ещё чуток перебирая. В толпе сообщили, что в сёлах повестки повально во все хаты. Заводы шерстят. Вот старлей, которым меня и всех пугал «бес из окошка» вызвал симпатию. Говорил тихим и спокойным голосом, выглядел расслаблено, переходя с русского на украинский несколько раз и слышалась в его голосе какая-то безысходность. Пока смотрел на него и слушал, меня не покидало ощущение, что у мужика в голове одна мысль: «На хрена заканчивал то училище пять лет назад и почему, дурак, не свалил вовремя?»

Вот такие дела.

А, тем временем, в Верховной нашей Раде, уже сами депутаты, заговорили о бессрочном продлении этого самого положения в тех самых границах тех самых областей. Похерили нам все фейерверки, куранты и оливье.

А к тому клоуну, выпрыгивающему из штанов, у меня на потом есть очень любопытные вопросы. Нужно задать ему когда-нибудь потом, когда настанут времена. Оказавшись вдвоём поодаль от ворчащей массы, задал ему вопрос.

— Как — говорю — патриотом вдали быть хорошо? Сидишь здесь, если не ошибаюсь с девяностых, может спокойнее надо быть?

На что получил занятную тираду.

— Перед тем как тут усесться, я, чего-то сделал. Я, — говорит, — в 94 в Карабахе головы таким как ты резал. Тебе повезло что ты мне не попался.

В 94? За кого он там был и кому резал? Видно мне действительно повезло. Мой перрон с дембельским поездом ожидал меня немного южнее и до которого шёл через Баку, Гянджу и Тифлис целый год, начиная с августа 1988 года.

Может врёт? Скорее всего брешет, собака. Но, вопросы зададим, потом, если сами доживём.

Циник