30 ноября в Клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия, посвящённая саммиту G20 в Аргентине, который должен был вскоре начаться. На ней выступали Наталья Стапран, директор департамента многостороннего экономического сотрудничества и специальных проектов Министерства экономического развития России, Александр Лосев, генеральный директор АО «Управляющая компания «Спутник-Управление капиталом» и член Совета по внешней и оборонной политике, а также программный директор Валдайского клуба Ярослав Лисоволик. Модерировал обсуждение Андрей Быстрицкий, Председатель Совета Фонда развития и поддержки Клуба «Валдай».

30 ноября – 1 декабря в Буэнос-Айресе прошёл очередной саммит G20. Хотя ему предшествовали тревожные события в сфере политики – начало торговой войны между США и Китаем, усиление санкций против России, – его основной темой являлась всё же экономика. Именно этот аспект и стал основной темой обсуждения в Валдайском клубе. Модератор дискуссии Андрей Быстрицкий начал с замечания о том, что для «Валдая» интерес к этой группе является не совсем отстранённым: теперь он участвует в так называемом «Think 20» – встрече аналитических центров со всего мира, занятых подготовкой следующего саммита «Двадцатки». До сих пор российские эксперты принимали в этом процессе не слишком активное участие, но уже 4 декабря будут присутствовать на встрече, посвящённой саммиту в Токио.

По замечанию Натальи Стапран, предыдущий саммит G20 в Гамбурге обозначил множество тревожных сигналов и окончился, по сути, ничем. Поэтому во время своего председательства Аргентина стремилась уйти от проблемных тем – таких как многостороння торговля, климатическая тематика и прочие острые углы германского саммита, – сделав акцент на достижении консенсуса. Её важнейшая идея – человек как центральная фигура мировой экономики. «“Двадцатка” – не совсем официальная организация и не результат последовательной работы, но она даёт срез текущей ситуации, и главное выражение для меня – это “сверка часов”», – отметила эксперт.

Ещё одним пунктом аргентинской повестки стала цифровизация экономики, но эта проблема, по скептическому замечанию Александра Лосева – надуманная: она не охватывает производство, очень многие моменты пока не механизированы, до создания полноценного искусственного интеллекта придётся ждать ещё лет 20-30. Поэтому следует обратить внимание на более актуальные вещи – сокращение торговли и обвал финансовых рынков: «Мир находится на пороге неприятных событий, – заявил спикер, – которые могут перерасти в мировой долговой кризис. Поскольку основной валютой международной торговли являются доллары, по сути своей долговые, то чем больше долларов будет поступать извне, тем больше будет проблема долга в самих США». Эксперт отметил, что нынешний саммит является предкризисным, и поэтому, скорее всего, ничего не решит: эффективные саммиты случаются уже в кризис, как это было в 2008-2009 годах.

Отвечая на выступления обоих экспертов, Быстрицкий отметил, что даже если нынешний саммит G20 и будет неудачным, то сама идея такой организации представляется ему весьма интересной и перспективной, поскольку «Двадцатка» объединяет страны с огромной долей общемирового ВВП и может реально изменить ситуацию в сфере экономики, если сможет договориться хотя бы по некоторым вопросам. Что же касается конфликтов – то без них не бывает развития.

Ярослав Лисоволик согласился с тем, что сама идея G20 прекрасна и потенциально группа могла бы служить реформированию самой архитектуры мировой экономики – но этого пока что не происходит по целому ряду причин. Первая и самая очевидная – противоречия между крупнейшими его членами. Вторая – проблемы с органами урегулирования споров: за то время, пока будет вынесено решение, протекционизм уже успевает принести его инициаторам немалые дивиденды. Ещё один момент – закрытость группы, поскольку те страны, которые нуждаются в интеграции, находятся за её пределами. С этой проблемой связана и последняя: G20 не учитывает фактор региональных группировок и усиление регионализма, что ставит под вопрос сам механизм его работы. Удачным вариантом, по мнению эксперта, было бы создание группы «R20», которая бы объединяла крупнейшие региональные структуры для горизонтального взаимодействия.