Правительство Франции объявило об уступках «желтым жилетам». Многие расценили это как «победу общества» — две недели протестующие против роста цен и политики Макрона дежурили на улицах, сооружали баррикады и жгли покрышки. Однако тут с выводами поторопились. Елена Кондратьева-Сальгеро объясняет, почему радующиеся не правы.

Дамы и господа, мораторий на ненавистную «экологическую таксу», бессовестно вздувшую цены на бензин и погнавшую по улицам французских городов людей в «желтых жилетах», официально объявлен правительством президента Макрона. Повышение цен на топливо приостaновлено на шесть месяцев, повышение цен на отопление (газ плюс электричество) заморожено «на зимний период». На  этом «победа» людей в желтых жилетах, всех сочувствующих и всех походя громящих культурное наследие французской Республики заканчивается.

Всем сотрясающим пространство криками о том, что «правительство пошло на попятный», просьба убавить звук и заняться чисткой сараев, еще дымящихся после революционного пробега по макроновскому разгильдяйству. Всем уже сообразившим, какой ход конем только что осуществило макроновскоe правительство, — охолонуть и сосредоточиться перед новым рывком.

Разница между мораторием и отменой такая же, как между приостановкой и остановкой. Поэтому все объявленные правительством меры для скорейшего успокоения трудящихся означают лишь, что сумма слагаемых от перестановки не изменилась, главная «линия партии» осталась прежней и речь всего лишь о досадной отсрочке изначально задуманного плана.

Цены на бензин подождут с полгода, а отопление погреет до весны. Владельцам автомобилей смягчат условия технического контроля (на шесть месяцев, чувствуете разницу?..), зато президент Макрон и его кабинет лично выразили свою искреннюю удрученность всем случившимся:

Французы, надевшие желтые жилеты, любят свою страну!» — сказал премьер-министр Эдуард Филипп и чуть не прослезился. — Они хотят, чтобы налоги уменьшались, а работа приносила доход. Мы тоже этого хотим! Если мне не удалось убедить соотечественников, это значит, что всем нам следует что-то изменить.

Эта глубокая мысль в оправе бессмысленной формулировки очень неудачно совпала с подоспевшей новостью от одного весьма уважаемого французского издания («Marianne»), сообщившего, что в прошлую субботу, пока горел Париж и бесновались на улицах французских городов «другие действующие лица», премьер-министр задувал свечи на фамильном пироге по случаю своего 48-летия, в компании близких друзей и многочисленных членов правительства.

Правда, если верить одному из гостей, возмущенному такой бестактностью журналистов, г-н премьер-министр «пробыл на празднике всего лишь час, всех расцеловал и опять уехал по государственным делам» (вспомнилось классическое: «Утром мажу бутерброд — сразу мысль: «А как народ?»).

Сегодня г-н премьер напомнил народу, что его право на манифестации, конечно, священно, но в случае новых перегибов «все меры будут приняты, чтобы закон был соблюден».

Констатируя «перегибы» прошедших выходных, хочется отделаться минутой молчания, потому что новые перегибы намечаются уже в ближайшую субботу. Ничего более существенного правительство народу не предложило.

Зато главенствующую идею правительственной риторики немедленно подхватили и разнесли вдребезги главные представители оппозиции: курс правительства останется прежним. Все столь возмутившие народ меры снова войдут в русло привычной «проходимости» у населения, как только успокоятся волнения и новые обещания смешаются со старыми аферами в один клубок.

Оппозиция громко констатирует полную неизменность самой сути макроновской политики, а также обличает недостаточность и несвоевременность анoнсированных «мер»:

Cлишком мало, слишком поздно!

Французы ждут от вас не отсрочки, а отмены обирающих население «такс».

Вы не реформируете страну, вы издеваетесь над ней!

Со вчерашнего вечера профсоюзы призывают к транспортным забастовкам. Всеобщая мобилизация желтых жилетов, намеченная на ближайшую субботу и планируемая по принципу прошедших выходных («можем повторить!»), остается в силе.

Предчувствуя недоброе, министр внутренних дел Кристоф Кастанер обратился к потенциальным манифестантам с просьбой не повторять, иначе их ответственность за возможные новые акты вандализма «будет рассмотрена совместно с виной реальных вандалов».

Подключившиеся к беспорядочному, но эффективному движению народных масс на улицах столицы лицеисты обещают продолжить пополнение хроник сожженных помоек и баррикад перед учебными заведениями в ближайшие дни. Ясное дело, невозможно учиться, когда отечество в опасности. Революция вообще гораздо веселее занудных обязательств бакалавриата.

А пока утомленные революцией чернорабочие разгребают еще дымящиеся останки, а впечатлительная публика с ужасом пересматривает самые шокирующие сцены первых результатов «народного гнева», приближается срок подписания одного интересного документа, по поводу которого пытаются бить тревогу ряд бдительных журналистов.

«Глобальный договор о миграции» (Global Migration Pact) будет очень скоро подписан президентом Макроном в Марракеше. Он давно и официально заверил мир в своей полной поддержке этого документа и искреннем желании присоединиться к его подписантам.

Global Migration Pact, разработанный и утвержденный под зорким надзором и широким крылом ООН, предусматривает в близком будущем на нашей еще голубеющей планете массивную миграцию 480 миллионов человек, которых необходимо будет принять и обустроить в странах-подписантах, согласно 23 обязательствам. Я процитирую здесь только три:

— «обеспечить места поселения мигрантов со всеми прилагаемыми условиями проживания, питания и медицинской помощи» (каковы бы ни были реальные возможности принимающего и реальный же ущерб от приема);

— «одобрять культуру и традиции прибывающих в их полном объеме» (включая  полигамию, женское обрезание и многое другое, тоже культурное);

— «строжайше наказывать любое отступление или критику обозначенных целей договора, а также попытки помешать обоснованию мигрантов на территории страны в СМИ, политических дискурсах и индивидуальных разговорах».

По последним сведениям, «Глобальный договор» уже отказались подписать Австрия, Польша, Чехия, Израиль, Соединенные Штаты.

Местами отполыхавшая и все еще тлеющая Франция уже подала пример противостояния Голландии, Бельгии, Германии и даже (даже!) маленькой африканской стране Буркина-Фасо — повсюду, как передают корреспонденты, с некоторых пор тоже появляются люди в желтых жилетах, требующие снижения цен и социальной справедливости.

Можно с уверенностью сказать, что в закипающем котле общественных противоречий мало кто заметит и оценит всю важность подписания вышеупомянутого документа. И уж совсем скромное количество европейцев смогут реально осознать и просчитать его последствия. Говорят, в постепенно закипающей воде лягушка не чувствует, что ее сварили.

Елена Кондратьева-Сальгеро, RUPOSTERS