Париж в огне. Президент в растерянности. Хотя для кино больше подошло бы наоборот. Но это – не кино. Это – цугцванг. Выхода нет

Для Эммануэля Макрона это плохой знак. Даже Марин Ле Пен брезгливо не стала требовать его отставки – призвала для выхода из кризиса всего лишь объявить досрочные парламентские выборы. Хотя, казалось, какой шикарный повод расквитаться с ним лично за поражение в 2017-ом. Но, видимо, она недостаточно насладилась его унижением. Значит, не сомневается, что его антирекордные 24 процента – это еще не дно.

Горит у президента земля под ногами. И это ему повезло, что саммит G20  совпал с беспорядками в Париже. Иначе он бы увидел гораздо больше «желтых жилетов», чем в аэропорту Буэнос-Айреса. Впрочем, у него еще все впереди. И в Польшу уже можно не ехать на международную конференцию по климату. А ведь он так любит эту тему. Но у него дома такое «глобальное потепление», какого не наблюдалось здесь последние лет десять. Хотя о нем же сразу сказали: огонь. Мало кто думал, что в прямом смысле.

Скандальная история с охранником Беналля, «обнимашки» с полуобнаженными темнокожими парнями, высокомерие по отношению к безработным, королевские замашки в принципе. И даже трудовая реформа не в пользу бедных. Сограждане не то чтобы прощали ему грехи его молодости. Копили. Складывали под «котел», как дрова «колодцем». Только поджечь. Он сам размашисто и с удовольствием плеснул в это дело бензин с керосином, объявив о повышении пошлин на то и на другое. «Все, приехали», – сказали галлы, прикинув новую стоимость галлонов для авто, и вышли. Из себя. А там, где Бастилию брали, это всегда чревато.

Может, пока это и не революционная ситуация. Однако у нее есть не только классические признаки, но и цвет. «Запоздалой утренней звезды». Макрон, вероятно, не знает сам, как «жесток этот прозрачный намек». Но и «желтые жилеты» – вестники разлуки. Как минимум с тем самоуверенным и самонадеянным президентом, каким он был. Ну, или каким хотел казаться. Париж в огне. Эммануэль в растерянности. Хотя для кино больше подошло бы наоборот. Но это – не кино. Это – цугцванг. Выхода нет.

Он сбрасывает протест на премьер-министра Филиппа. Поручает тому встречу с лидерами парламентских партий и представителями мятежников. Не сказать, что умывает руки, но откровенно пытается натянуть перчатки, чтобы не замараться. Поздно. Там уже не только сажа, но и кровь. И куда ни кинь – всюду клин. Уступит бунтовщикам – и его станут презирать не только они, но и те, для кого он старается. Из-за кого, собственно, и снискал себе репутацию «президента богатых». И тогда о втором сроке, если у него еще есть такие мысли, можно даже не мечтать.

Будет настаивать на топливном налоге, и в следующий раз может закоптиться не только Триумфальная арка, но и Елисейский дворец. А какого-нибудь саммита, чтобы был повод покинуть Париж, может в это время и не случиться. «Желтые жилеты», между тем, объявляют свою четвертую мобилизацию. Хотя для Макрона и третья была лишней.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik