Почти фантазия на тему о получении ВСУ новой техники. Как это могло бы происходить

Занимающий пост президента Украины Петр Алексеевич Порошенко стоял на поле аэродрома, продуваемый всеми ветрами. Напротив него в строю мялись, клацая зубами, военнослужащие ВВС Украины, собранные по торжественному случаю приезда главы государства для передачи им новой техники.

Ну как новой, как было написано в релизе тщательно отремонтированной и модернизированной на предприятиях ВПК Украины. Но, как говорится, дареному коню в зубы, а самолету в воздухозаборник не смотрят, и летуны были счастливы уже тем, что их «новая» техника была отремонтирована не на президентском заводе «Кузня на Рыбальском», а на остатках концерна «Антонов», благополучно обанкроченного новой властью на пути в светлую цеевропейскую майбутню, или говоря на обычном языке, а не на мове, в светлое будущее. После истории в Керченском проливе, показавшей, что «броня» катеров не уступает по бронестойкости достаточно толстому листу плотного картона, ремонтироваться на президентской «кузне» в ВСУ стало считаться почему-то плохой приметой.

Ветер зверел, температура укрепилась ниже нуля по Цельсию, но Порошенко в утепленном камуфляже с массой так нужных карманов и карманчиков чувствовал себя очень уверенно, поскольку заблаговременно принял, можно сказать, меры против заледенения организма.

— Бойцы! Воины! Ридна мати ненька Украйна о вас не забыла, – начал он свою торжественную речь и сделал широкий жест рукой, чуть не пролив содержимое стаканчика, предательски парившее на морозе. – Мы переводим наш военно-промышленный комплекс на особый режим работы в условиях военного положения. Уже перевели.

Петр Алексеевич сам перевел дух, отхлебнул из стаканчика и обвел стоявший перед ним затуманившимся, наверное, от переживаний взором.

— Усиливается охрана и оборона объектов критической инфраструктуры. Это атомные и гидроэлектростанции, объекты химической промышленности, передислокация военных подразделений, — твердым, можно даже сказать, стальным голосом, полным решимости, заявил он. – А в областях, где объявлено военное положение, будут проведены учебные сборы с резервистами и территориальной обороной. Их проведение уже началось.

Петр Алексеевич перевел дух. Надо было сказать что-то еще перед тем, как перейти к изюминке мероприятия, но что именно, он вдруг забыл. И пошел по наитию, вспоминая, где был не так давно.

— В начале ноября подразделения ПВО Сухопутных войск и зенитных ракетных войск провели стрельбы из зенитных ракетных комплексов. Все эти комплексы восстановлены на предприятиях «Укроборонпрома». Стрельбы доказали мастерство наших воинов, — торжественно объявил, не замечая, как вдруг помрачнели лица пилотов.

— От же гад, ПВО стращает, — невнятно донеслось из строя. — Мол, если не туда полетим, всех собьют.

— И в этот исторический день я горд и счастлив, что могу порадовать вас новой техникой, — спохватился Петро Алексеевич. — Каждая единица новой боевой техники – это весомый вклад в национальную обороноспособность и безопасность наших граждан. Сегодня украинские летчики получают новую и отремонтированную авиационную технику. Среди них – истребители, учебно-тренировочные самолеты, вертолеты и беспилотники.

После этих слов Главнокомандующий передал ВСУ сертификаты на 7 самолетов (4 учебных Л-39, Су-27 и МиГ-29), 2 вертолета Ми-8 и 4 беспилотника. Как написали, описывая событие, украинские журналисты, всего «президент передал около 10 самолетов». А ведь могли бы написать и «менее ста».

Летчики надеялись, что на этом все закончится, и можно уже пойти и хряпнуть стакашку «Шила» для «сугреву», но все их надежды пошли прахом. Порошенко вошел в транс и начал буквально декламировать, патетически и пафосно взвизгивая в особо страшных местах заученной речи.

— Враг силен, подл и коварен, — начал он. – В целом вокруг Украины, против Украины вдоль границы развернута наземная группировка общей численностью более 80 тысяч военнослужащих.

Стоя перед микрофоном с закрытыми глазами он раскачивался, как медиум в недавно увиденном американском фильме и продолжал перечислять, словно бы делясь поведанным ему высшими силами откровением.

— Около 1,4 тысячи артиллерийских систем и ракетных систем залпового огня, — продолжал перечислять Порошенко. — 900 танков, 2,3 тысячи боевых бронированных машин.

— Более 500 боевых самолетов и свыше 300 вертолетов, — закончил он замогильным голосом и открыл глаза. По полосе злой ветер гонял колючую поземку. Перед ним стояли самолеты и вертолеты, которые он так хвалил, но личный состав, который должен был громить коварного врага, куда-то бесследно испарился.

— А где … все, Саша? Куда они, тово, делись? – растерянно спросил Порошенко одиноко стоявшего с подветренной от него стороны секретаря СНБО «кровавого пастора» Турчинова.

— До агрессора побежали, — буркнул недовольно Турчинов, застегивая до упора молнию своей темно-синей куртки.

— А-а, в атаку, — довольно улыбнулся Порошенко. — А зачем так? Лучше бы на литаках.

— В какую атаку? – чуть не сплюнул от досады прямо под ноги своему Главнокомандующему Турчинов. – В какую атаку? Сдаваться они побежали, в плен!

— Умеешь ты, Петя, вдохновлять! – все же сплюнул он под ноги Порошенко, развернулся и пошел в сторону автостоянки.

Александр Гришин, «Комсомольская правда»


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен