Разумеется, считать, что нам была не нужна встреча с Трампом, — грешить против истины. Нужна. Но, скорее, как символ, надежда на разрядку международной напряженности в будущем. Все прекрасно понимают, что никаких серьезных проблем в рамках двухчасового разговора на G20 российский и американский президенты решить бы не смогли

Но разговаривать надо. К счастью понимает это и сам Дональд Трамп. На вопрос корреспондента радиостанции «Голос Америки» по горячим следам, еще в Буэнос-Айресе, о том, будет ли встреча с Владимиром Путиным он ответил уже не уклончиво, а уверенно-прямолинейно: «В свете того, что случилось с Украиной, с ее кораблями и матросами, это было бы неподходящее время, но я встречусь с ним. Я думаю, что у нас очень хорошие отношения, и я думаю, что у нас будут очень хорошие отношения с Россией, Китаем и всеми остальными. Думаю, это важно. Поэтому я встречусь с ним в подходящее время».

Уверенность связана, конечно, с тем, что на этот раз ему не придется оправдываться на родине и читать оскорбления, как после встречи в Хельсинки. Увернулся.

Однако если перейти от чисто символических контактов к реальным, то, на мой взгляд, трудно переоценить встречу лидеров России, Индии и Китая — РИК. Честно говоря, это тот формат, которого я давно ждал.

Владимир Путин:

Рассчитываю, что наша сегодняшняя беседа будет полезной, и в дальнейшем мы сможем придать таким встречам регулярный характер. В частности, можно было бы проводить их на полях крупных саммитов, международных мероприятий. Разумеется, важно продолжать трехстороннюю координацию и на других уровнях, при необходимости создавать дополнительные механизмы взаимодействия.

Нарендра Моди:

Назрела такая необходимость нам троим более часто встречаться и взаимодействовать.

Си Цзиньпин:

Сейчас мир сталкивается с новыми рисками и вызовами, поэтому общее развитие, более тесное сотрудничество между нашими тремя странами на этом фоне становится все более и более важным для обеспечения глобальной стабильности и предсказуемости.

Если со временем регулярные саммиты РИК оформятся в прочный альянс — военно-стратегический, финансово-экономический и торговый, то станет, пожалуй, самым серьезным вызовом однополярному миру. Коллективный Запад во главе с США в этот альянс никак не вписываются.

А почему бы и нет, собственно? Кто-то должен уравновесить распоясавшегося гегемона, опустить его с небес на грешную землю.

Павел Шипилин