Саммит G20 открывается с ощущением, что собираться незачем. У Путина появился шанс: в тот момент, когда Трамп работает на разрушение, показать себя созидателем

Аргентина — хозяйка саммита организует его под девизом «Построение консенсуса в интересах справедливого и устойчивого развития». Но впервые за десятилетнюю историю «двадцатки» достижение консенсуса будет невозможным. Это ясно не только из растущего напряжения в международной торговле и политике, но и из заявлений ведущих политиков.

Контрпродуктивный саммит в Буэнос-Айресе

Так Эммануэль Макрон в интервью La Nación призвал участников саммита добиваться конкретного прогресса. В противном случае международные встречи, подобные этим в Буэнос-Айресе, «были бы бесполезными и даже контрпродуктивными», сказал президент Франции.

Не случайной ощущается и поломка самолета канцлера Ангелы Меркель, которая в результате опоздает на саммит на целый день. Если говорить откровенно, то эта авария кажется выдуманной.

Дональд Трамп откровенно не активен. Он отменил встречу не только с Владимиром Путиным, но и с Реджепом Эрдоганом, и Мун Чжэ Ином (президентом Южной Кореи), а также с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Салманом. Именно с тем, кого он всячески отмазывает от убийства журналиста Джамаля Хашогги.

Трамп, как он выражается, сегодня не «ладит» ни с Макроном, который «носится» с идеей реализации Парижского соглашения по климату, совершенно чуждого Трампу, ни с Меркель, которая хочет построить «Северный поток-2», а Трамп — нет, ни с Си Цзиньпином, который перестал закупать американские нефть и газ в ответ на торговые пошлины на китайские товары.

С другой стороны, Меркель и Макрон заклеймили cаудитов позором за убийство Хашогги и поддерживают Тегеран в его намерениии не выходить из ядерной сделки. И не просто поддерживают, а создают платежную систему в евро, чтобы европейские предприятия могли торговать с Ираном без страха нарваться на санкции.

Последний саммит G-7 в Квебеке полгода назад показал, что Трамп стал чуждым на празднике жизни глобалистов. За прошедшие шесть месяцев положение только усугубилось. Отказ от встречи с Путиным вовсе не означает, что причина в Керченском кризисе, это совсем мелко для Трампа.

Какой Керчинский пролив, о чем вы?

Президент США в нерешительности, ему нечего обсуждать с членами «двадцатки», куда ни кинь — со всеми нет консенсуса. Ведь с ним будут разговаривать не вассалы, типа Порошенко и Грибаускайте, а люди у которых, что называется «есть яйца». Трамп отличный бизнесмен, но политика — не бизнес, наскоком здесь не возьмешь, надо искать компромисс, на что Трамп не способен, у него «Америка прежде всего».

Скорее всего, в положении, когда надо от угроз переходить к делам с катастрофическими последствиями, Трамп просто трусит. Он не знает, а выходить ли из ДРМСД и СНВ, потому что союзники в Европе против. Он не знает, что делать в Сирии. Этот вопрос тоже можно было бы прояснить в беседе с Путиным, но что ему предлагать? Выводить войска со ставкой на саудитов? Но вести дело с бен Салманом надо сегодня осторожно, иначе опять потрясешь толерантную Европу и доморощенных глобалистов.

По Китаю Трамп тоже в нерешительности. «Я думаю, что мы очень близки к тому, чтобы что-то делать с Китаем, но я не знаю, то ли это, что я хочу», — сказал Трамп журналистам в Буэнос-Айресе. Трамп угрожает увеличить импортные тарифы на товары из Китая на очередные 200 миллиардов. Казна пополняется, но Китай может ответить асимметрично. Риски невероятно огромные. Вопрос тоже можно было бы решить напрямую с Си, но состояние президента США похоже на состояние поднявшегося на гору новичка, не знающего, как с нее спуститься.

Запад в кризисе, надо этим пользоваться

Причины утери единства западного мира лежат в кризисе идей глобализма и толерантности, кризисе финансового капитала, который, спекулируя и жируя на фондовом рынке, перестал обеспечивать народы своих стран занятостью в реальном секторе экономики и ростом реальных зарплат.

Китай, получив к себе все значимое западное производство, увеличил свой ВВП за 10 лет в 20 раз и приблизился по объему экономики к США. Американские консервативные элиты это заметили и вздрогнули. Но виновного они нашли, как водится, в более экономически слабом и зависимом, не завязанном на экономике США, но неприятном «комаре» — России. Поиск внешнего врага и борьба с ним всегда мобилизует народы забывать о внутренних трудностях.

России выгоден развал западного консенсуса, надо это поощрять и не стоит так навязываться Трампу со встречами. Чем их будет меньше, тем страшнее ему будет «спускаться с горы» и тем более уступчив он будет при решении многих проблем, если конечно, он не хочет ядерной войны. Опыт Советского Союза в этом весьма показателен. Тогда саммиты были крайне редки, а вылились в разрядку.

А пока надо активизировать созидательную работу с бывшими союзниками Америки — Европой, Израилем, Саудовской Аравией, Индией, Японией, Южной Кореей. Сейчас очень выгодный в этом плане момент для России, Путин уже это делает, и он справится.

Справка: «Группа двадцати» включает Европейский Союз и 19 ведущих экономик —Аргентину, Австралию, Бразилию, Китай, Германию, Францию, Великобританию, Индию, Индонезию, Италию, Японию, Канаду, Мексику, Россию, Саудовскую Аравию, Южную Африку, Южную Корею, Турцию и США. Государства-члены представляют почти две трети населения мира и дают более 80 процентов мирового валового внутреннего продукта.

Любовь Степушова, Правда.ру