Как Вышеград собирается «пользовать» Киев

22 ноября Верховная Рада Украины приняла в первом чтении президентский законопроект о внесении изменений в Конституцию «для реализации целенаправленного прагматического курса Украины на обретение полноправного членства Украины в Европейском Союзе и в Организации Североатлантического договора как стратегических внешнеполитических приоритетов государства».

Президенту Петру Порошенко надо отдать должное, ему и его тактическому кредо «вижу цель, не вижу препятствий» ‑ и попер!!!

В результате он «допер» до безвизового режима. И неважно, что большинства украинцев безвиз оказался не венской оперой и фантастическим кофе в Братиславе, а, скорее, как выражается роскошная женщина Лариса Гузеева, «задом к солнцу — солнца не видать». Это о сборе в Польше украинскими заробитчанами клубники, яблок, огурцов и иных даров садов, полей, огородов.

А еще, в результате, он «почти допер» до автокефальной церкви. И неважно, что она, если будет. Будет управляться не украинцами, а выдвиженцами из Фанара, небольшого района Стамбула.

Важно то, что в канун президентских выборов он имеет право заявить избирателям: «Пацан сказал — пацан сделал». А то, в какой позе избиратели стоят на польских полях — это уже их, избирателей, проблема.

И вот сейчас — «евроинтеграционная» тема выдвигается уже в конституционное поле. Опять-таки, неважно, что лидеры ЕС не единожды говорили, что дальнейшего расширения ЕС в обозримом будущем не планируется. Киев очень хочет, и Киеву помогают…

Помогает, в первую очередь, Польша, называющая себя основным адвокатом Украины в ЕС, и Венгрия, первая из европейских стран признавшая независимость Украины. Точнее — «помогали» и «называли». Потому что высокодипломатичные и, гм…, своевременные действия радикальных националистов, как и мудрых министров Климкина (иностранные дела) и Гриневич (образование) превратили и венгерское, и польское гражданские общества в искренних недоброжелателей украинского государства.

Но, право, что такое «гражданские общества», когда дело идет о власти? А страны Центральной Европы рвутся к реальной власти в Евросоюзе.

Ведь ЕС — это совсем не монолит единомышленников, каким его видят (или притворяются, что видят) в Киеве. В первую очередь это противоречия между самими «отцами-основателями» («грандами») ЕС — Францией, Германией, Италией, Бенилюксом. Кроме того, противоречия между «грандами» и «новичками», вступившими в ЕС после развала СССР. Противоречие между странами «еврозоны» и остальными странами ЕС. И так далее… Так что «линий разлома» в объединенной Европе более, чем достаточно.

Самой яркой «ломакой» была Англия, которой все надоело, и она «БРЕКЗИТнула». Договор об условиях выхода Соединенного Королевства из Евросоюза (585 страниц) буквально намедни был утвержден в Брюсселе, на экстренном саммите лидеров стран-членов Евросоюза. «Это грустный момент и это трагедия» (глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер). Конечно трагедия, если Англия — это четвертый (после Германии, Франции и Италии) донор Евросоюза. В остальные доноры раскошеливаться не будут. Голландский премьер Марк Рютте, по приглашению канцлера Австрии Себастьяна Курца, провел первый день 2018 года в Вене. После переговоров два лидера заявили о достигнутой договоренности: даже если БРЕКЗИТ проделает дыру в бюджете ЕС, страны, которые вносят в бюджет больше, чем получают из него, не увеличат свои взносы.

Но в Евросоюзе есть и другая «девушка с характером»: Вышеградская четверка (В4). Эта группа, включающая Венгрию, Польшу, Словакию и Чехию, обособилась в Европе еще в феврале 1991 года, когда эти страны не были членами ЕС, когда еще существовал СССР, а Чехия и Словакия составляли одно государство (поэтому сначала была «Вышеградская тройка»). 1 мая 2004 года они дружно вступили в ЕС, но лишь Словакия в 2009 г. вошла в зону евро. «Четверка» очень заинтересована в том, чтобы стать «пятеркой» и потому Украина периодически привлекается к ее проектам в формате «4+», но более глубокому сотрудничеству мешает то, что она не член ЕС. Вышеградская группа очень хочет видеть ее в своих рядах и ноябре 2013 года, накануне Вильнюсского саммита, даже сделала коллективное заявление, что всегда помогала, и впредь будет помогать Украине, Молдавии и Грузии вступить в ЕС. Это яростное «стремление помочь» не исчезло и сейчас, невзирая на все усилия украинских радикалов, Климкина и Гриневич.

Зачем «вышеградцам» это надо? Ради влияния на законодательство…

Вспомним, что в ЕС два законодательных органа — Совет Европейского Союза и Европейский парламент. В состав Совета ЕС входят полномочные представители правительств государств-членов, наделенные в силу своего официального статуса правом участвовать в принятии решений, обязывающих представляемые ими государства. Большинство решений в Совете ЕС принимается квалифицированным большинством. До 31 марта 2017 года для определения большинства применялся метод «взвешенного голосования». Суть метода в том, что каждое государство-член в Совете ЕС обладает определенной суммой взвешенных голосов. При определении количества взвешенных голосов учитывается количество населения, экономические показатели и ряд других факторов.

Максимум, по 29 голосов, имели четыре страны — Великобритания, Германия, Италия и Франция. У Польши и Испании по 27 голосов. У Румынии  — 14, Нидерландов — 13. Бельгия, Чехия, Греция, Венгрия, Португалия имеют по 12 голосов. Австрия, Болгария и Швеция — по 10. У Дании, Ирландии, Литвы, Словакии и Финляндии — по 7 голосов. У Кипра, Эстонии, Латвии, Люксембурга и Словении — по 4, и меньше всех у Мальты — 3 голоса. Принятая 1 июля 2013 г. Хорватия получила 7 голосов в Совете. Итого — 352 голоса.

Квалифицированным большинством считалось 52% стран (не менее 15-ти), обладающих не менее 260-ю голосами из 352-ти (что составляло не менее 62% населения ЕС).

С 1 ноября 2014 г. при определении квалифицированного большинства в Совете ЕС применяется метод «двойного большинства», предполагающий выполнение двух основных условий: поддержку проекта решения со стороны не менее 55% членов Совета ЕС и 65% населения ЕС в целом. Иными словами, решение принимается большинством государств-членов, в которых сосредоточено большинство населения ЕС.

Теперь немного арифметики…

«В4» обладают 58-ю «взвешенными голосами» в Совете ЕС. Если в ЕС будут приняты Украина и Белоруссия, то они могут, соответственно, получить 27 и 12 голосов, что серьезно изменит соотношение сил при голосовании между «старой» и «новой» Европой, объединенной вокруг Вышеградской четверки. В этом случае ее «вес» в Совете с 58 голосов вырастет до 97 голосов. А это уже почти «блокирующий пакет». Поэтому «вышеградцы» все эти годы активно облизывали не только Киев, но и Минск.

На стороне «грандов» Европы 116 голосов, плюс авторитетное финансовое давление на остальных «новичков». Но ведь «гранды» давно уже не те, особенно «пятизвездочная» и «лигосеверная» Италия. А вот «вышеградский альянс», плюс явно тяготеющие к нему прибалты (15 голосов), сможет уже не только играть свою игру, но и диктовать условия в законотворчестве Евросоюза. Особенно если будет ситуационно привлекать на свою сторону северную (Дания, Ирландия, Швеция и Финляндия, 31 голос) или южную (Греция, Испания, Португалия, 51 голос) полупериферии Евросоюза.

Так что политики стран «вышеградской группы» ведут себя в отношении Украины и Белоруссии очень грамотно. Но не будем забывать, что фундаторами, экономическими локомотивами и донорами Евросоюза являются все-таки Германия, Франция и страны Бенилюкс.

А теперь, внимание, вопрос! Пусть каждый сам для себя решит — пропустят ли европейские «гранды» представительство Украины в Совет Европейского Союза? То есть, пустят ли Украину в ЕС?

Марьян Сидорив, Киев, ИА REGNUM