Неожиданная ночная развязка вчерашних событий на Азовском море вызвала поддержку безоговорочного большинства российского общества, включая граждан, склонных проявлять недовольство по поводу того, что они считают «мягкотелостью» Кремля. Задержание трех кораблей ВМС Украины, причем в формате «буду бить аккуратно, но сильно» (в результате чего обошлось без жертв, но с тремя легко ранеными украинскими воителями), вызвало удовлетворение даже самых радикальных приверженцев «твердой руки»

Правда, Киев не остался в долгу и потряс ночное информационное пространство намерением властей ввести в стране военное положение, в чем мгновенно разглядели желание Петра Порошенко любым путем добиться сохранения поста президента, учитывая, что на честную победу на выборах шансов у него просто нет.

Так что в ближайшее время в российских СМИ Украина вновь займет центральное место с многочисленными аналитическими выкладками и прогнозами экспертов. Ну и, безусловно, прошедшие – и продолжающиеся – события добавили новых деталей в загадочный конструкт под названием «украинское государство».

Действия киевские властей зачастую ввергают в недоумение многих людей, которые не могут понять их алогичности и стремления раз за разом стрелять себя в ногу.

Не стали исключением и нынешние события на Азовском море. Помимо немногочисленных нервных возгласов и опасений по поводу неизбежности грядущей российско-украинской войны на Азове, большинство наблюдателей сохраняют спокойствие с ноткой удивления «что это? и зачем это?».

Между тем, понимание действий Киева, в принципе, невозможно, если не держать постоянно в голове важнейшую особенность украинских властей (и украинской государственности, в целом) – карго-культ. Украина ориентируется на действия государств, которые считает для себя авторитетами и образцами для подражания, и заимствует их практики, слепо копируя их.

На Азовском море Россия перекрывает Украине кислород – не торопясь, но неуклонно. Факт, что Киев сам начал это противостояние захватом «Норда», тут даже не столь принципиален, хотя с моральной точки зрения развязывает Москве руки. Как бы то ни было, главные проблемы там даже не у государства, а у бизнеса, завязанного на украинские порты на Азове. Потери идут уже на многие десятки миллионов долларов.

При этом ситуация для Украины абсолютно безнадежная с учетом военно-политических – и просто географических – раскладов в регионе. Единственным реальным выходом для Киева было бы сдать назад, повиниться (можно даже не публично, а подковерно) перед Москвой, вернуть задержанных людей и имущество – и пообещать больше так не делать.

Но на подобное здравомыслие со стороны Киева рассчитывать, разумеется, не приходится.

Вместо он двигается в прямо противоположную сторону – эскалации.

Расчет вполне очевиден: провокация России на «агрессию» и привлечение к себе сочувствия мирового сообщества, которое в итоге накажет Москву и решит проблемы Киева.

Украина ориентируется на действительно активно эксплуатируемую Западом комбинацию. Тут можно вспомнить формальные поводы, которые были использованы и для «Бури в пустыне», и для бомбардировок Югославии. В общем, практически в любой политической или военной «спецоперации» Запада можно найти ее присутствие.

Проблема в том, что Киев не понимает – действительно не понимает, что Запад разбомбил Ирак или Югославию не потому, что его реально волновала судьба Кувейта или косоваров, а потому что ему нужны были разбомбленные Ирак и Югославия, и он знал, что может сделать это безнаказанно.

Киев по-прежнему искренне не понимает, что:

— во-первых, судьба и проблемы Украины никого на Западе не волнуют;

— во-вторых, Россию может быть и хотели бы раздавить, но она уже продемонстрировала всем, что экономическими мерами этого сделать не получится, а действовать против нее военной силой (тем более в Черноморском регионе) – самоубийц нет;

— в-третьих, с 2014 года Украина надоела миру хуже горькой редьки, а «украинский кризис» уже давно отправлен в политической повестке в третий эшелон актуальности.

Россия могла бы в прямом эфире на весь мир демонстративно пустить украинский буксир и прочие корабли, бросившие вызов «агрессору», ко дну. Причем включая те, что держались в нейтральных водах. С гибелью всех членов экипажей. И ей за это ничего бы не было.

Вернее, пару дней – может быть, даже неделю – в западных СМИ, конечно, стоял бы шум, где Москву обвиняли во всех грехах. Но в итоге, дело кончилось бы пшиком – ровно по тем же причинам, по которым Саудовской Аравии только что «простили» зверское убийство журналиста в консульстве.

Однако подобные методы неприемлемы для России, в результате чего события развивались совершенно иначе – и это еще более ухудшило образ Украины в происходящем: сильно ободранная «моська» откровенно и глупо задирает умного «слона», причем делает это явно в расчете, что вступится и подерется за нее кто-нибудь другой.

Собственно, крайне сдержанная реакция Запада на происходящее, который ограничивается призывами к деэскалации, это наглядно подтверждает.

Не говоря уже о том, что едва держащиеся на воде украинские «корыта» вызывают не восхищение мужеством украинских военных, а неловкость из серии «как бы это развидеть».

Теперь разборка по Азовскому морю будет перенесена в ООН с заседаниями Совбеза и проектами резолюций. В частности, на днях в Генассамблею ООН Украиной будет внесен проект документа, осуждающего «милитаризацию» Россией Черного и Азовского моря. Без сомнения, свежий инцидент займет свое место в его тексте. Более того, с большой вероятностью резолюция будет принята – при большом числе воздержавшихся стран, но западные страны почти наверняка проголосуют за. В конце концов, эта бумажка ничего не значит, зато будет чем отмахнуться от надоедливого Киева, бесконечно требующего поддержки.

Украинским властям этот документ будет некоторое время греть душу, прежде чем они поймут, что и этот шаг не привел ни к чему.

Ну а бизнесу, завязанному на мариупольский и бердянский порты, можно только посочувствовать.

Politanalitika.ru


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен