На пути выхода Великобритании из Евросоюза возникла новая трудность. А у премьера Терезы Мэй — еще одна головная боль вдобавок к домашним выступлениям против проекта договора о разводе с Евросоюзом, который она пытается отстаивать. Испания поднимает вопрос о принадлежности Гибралтара — небольшого британского колониального анклава на юге Пиренейского полуострова. Официальный Мадрид не скрывает стремления разрешить в свою пользу многовековой спор с Туманным Альбионом. Он грозит сорвать подписание проекта соглашения о Brexit на саммите ЕС 25 ноября, если в этом документе черным по белому не будет прописано, что вопрос о будущем Гибралтара является предметом отдельных переговоров между Испанией и Великобританией.

Как пишет El País, испанское правительство «пришло в ярость», ознакомившись с 585-страничным проектом договора по Brexit, который был обнародован 14 ноября. Испанцы не увидели в этом документе четкого указания на то, что переговоры о разводе между Лондоном и ЕС, которые будут продолжаться после официального выхода Великобритании из Евросоюза 29 марта 2019 года, и переговоры о суверенитете над Гибралтаром — это два разных процесса. Испанский министр иностранных дел Жозеп Боррель обратился к главному переговорщику от ЕС Мишелю Барнье с требованием изменить статью 184 договора таким образом, чтобы из нее ясно следовало, что Испания и Великобритания обязаны отдельно решить вопрос о принадлежности Гибралтара. В противном случае, заявил Жозеп Боррель, Испания не намерена подписывать никакого договора о Brexit. А это значит, что вся процедура, намеченная на 25 ноября, сорвется.

Мадрид в крайнем раздражении еще и потому, что, по данным из дипломатических источников, на которые ссылается El País, Испания не были в курсе о существовании 184-й статьи договора, где идет речь о Гибралтаре. При этом Великобритания «букву и дух» этой статьи знала очень хорошо, так как ее представители и готовили документ. У испанцев есть все основания подозревать англичан в том, что они сознательно, под шумок прописали 184-ю статью и согласовали ее с ЕС в таком обтекаемом виде, в каком она могла бы трактоваться по-разному и не указывала бы прямо на необходимость каких-то отдельных переговоров по Гибралтару. Как могут думать испанцы, расчет у англичан был на то, что никто в европейских столицах, и в Мадриде тоже, не станет вчитываться в этот 585-страничный фолиант, и 184 статья «проскочит» одобрение на саммите 25 ноября вместе со всем договором. А после этого, когда проект станет официальным документом, будет поздно махать кулаками.

Гибралтар — небольшой клочок суши на южном побережье Пиренейского полуострова площадью в 6,5 кв.км был отвоеван Лондоном у Испании еще в начале XVIII века. Затем он был объявлен британской заморской территорией и всё это время является яблоком раздора между двумя странами. Испания никогда не отказывалась от своих требований вернуть Гибралтар. И вот три века спустя Мадриду подвернулся удобный случай воссоединить его с остальной частью страны. Для Испании это прежде всего дело национального достоинства и чести.

Как сообщает El País, испанское правительство намерено предложить Лондону осуществлять «двойной суверенитет» над Гибралтаром, что предполагает потерю Великобританией единоличного контроля над анклавом. Мадрид аргументирует свои притязания тем, что 96 % жителей Гибралтара на референдуме 2016 года проголосовали против выхода Великобритании из ЕС. По мнению прессы, у Испании есть большое преимущество в том, что сегодня, в отличие от прежних эпох, существует неоспоримое основание для пересмотра статуса Гибралтара: если он хочет оставаться в рамках ЕС после Brexit, то эта территория должна найти общий язык со своим ближайшим соседом, то есть с Испанией.

Кроме того, испанцы обладают и вторым преимуществом: в проекте договора о «разводе» с ЕС есть указание на то, что Испания и Британия «должны договориться». Но о чем конкретно — ЕС не волнует. Главное, чтобы не было споров. И вот теперь Испания настаивает на прямом указании на необходимость переговоров между Мадридом и Лондоном о суверенитете над Гибралтаром.

Дипломатические источники, на которые ссылается El País, полагают, что требование Испании можно оформить как приложение, не меняя всего проекта договора, уже согласованного Евросоюзом и утвержденного правительством Великобритании. Группа переговорщиков от ЕС, а также представители некоторых стран объединения высказываются против внесения каких либо изменений в согласованный к саммиту документ. Они опасаются, что другие стороны вслед за Испанией тоже могут потребовать переписать этот вымученный текст, представляющий собой хрупкий баланс компромиссов и являющийся объектом критики со всех сторон, особенно внутри Великобритании.

Если допустить внесение изменений со стороны Испании, то есть вероятность, что британские евроскептики, которые атакуют премьера Терезу Мэй, немедленно потребуют внести в договор свои изменения. И тогда процесс согласований никогда не закончится. Впрочем, переговоры о будущих отношениях Великобритании и ЕС, которые должны начаться сразу после Brexit 29 марта 2019 года, и без испанских требований представляют собой тоннель без света в конце.

Игорь Пшеничников, газета «Известия»