Хотя PESCO попытаются увести на север

Министры обороны стран Европейского союза сделали на днях еще один маленький шаг по меркам большой политики, но который является гигантским скачком в рамках укрепления европейской защиты, известной как PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны). На встрече в Брюсселе они согласовали 17 новых проектов. В дополнение к ним есть также договоренность о расширении командного центра для проведения совместных военных операций, который в будущем будет отвечать не только за проведение учебных миссий, как в Мали и Сомали, но и борьбу с контрабандой на Средиземном море. «Это шаги на пути к единой европейской армии», — отметила министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен.

Несмотря на то, что в PESCO пока не очень верят в самой Европе, настороженно воспринимают в НАТО и над инициативой европейцев постоянно издевается американский президент Дональд Трамп, проект начинает постепенно обрастать плотью и кровью. И на этом этапе очень важно грамотно сформировать его «скелет», чтобы «младенец» не вырос с искривленным позвоночником. Сотрудничество сегодня активно продвигают две страны — Франция и Германия, причем Париж в первую очередь. Учитывая, что французы наиболее активны в военном плане за пределами ЕС, европейским политикам необходимо внимательно следить за тем, что доносится из Елисейского дворца. Особенно немцам, чтобы не получилось так, что Берлин в перспективе будет оплачивать внешнеполитические авантюры Франции в Африке и на Ближнем Востоке, а чем они заканчиваются — мы все видим на примере Ливии.

Как замечает по этому поводу хорватский портал Advance, комментируя выступление французского президента Эммануэля Макрона в немецком бундестаге, «что такое «согласованная» внешняя политика, о которой говорил Макрон? Речь идет о миролюбивой политике, которая воспользуется силами нового Европейского союза, чтобы завершить трагические войны в Сирии, Йемене и других регионах, или новая более компактная Европа превратится в сверхнового мирового гегемона, который империалистическими методами будет насаждать по всему миру демократию и «европейские ценности»? Мы не ждем прямого ответа от Макрона на эти вопросы, однако он должен предоставить нам больше информации». Однако в то же самое время южное направление по факту является главной зоной внимания Евросоюза. Ведь на севере континенту ничего не угрожает, что бы ни говорили Польша и республики Прибалтики, поэтому регион Балтийского моря не нуждается в дополнительном укреплении.

Иное дело — Средиземноморско-Черноморский регион. Одна только нелегальная перевозка беженцев по морям крайне дорого обходится ЕС, создавая расколы в стремящемся сохранить единство союзе, не говоря уже о провоцировании напряженности в обществах стран, куда стремятся попасть мигранты. Это первое. Второе связано с энергетическими проектами, которые сегодня реализуют Россия и Азербайджан (а к ним могут подтянуться в перспективе и другие страны, в том числе самого ЕС) по обеспечению Европы газом и нефтью. Этот вопрос напрямую становится связанным с проблемами обеспечения стабильности в точках прохождения маршрутов и сопряженных с ними. Не случайно, оценивая окончание строительства морского участка газопровода «Турецкий поток», который по второй нитке будет через Турцию передавать газ в Европу, профессор Университета изящных искусств имени Мимара Синана Ильяс Кемалоглу замечает:

«После претворения «Турецкого потока» в жизнь «Западный маршрут» не будет использоваться. Когда между Россией и Украиной возникали проблемы, нас каждую зиму мучил вопрос, прекратится ли подача газа, присвоит ли Украина газ. Это волновало не только нас, но и страны Европы. Впредь у нас не будет такого беспокойства. Теперь мы не будем беспокоиться о том, прервется ли подача газа, когда между Россией и Украиной будут проблемы. Мы также получаем природный газ из Ирана, но, как известно, Тегеран переживает проблемы с США. Поэтому Вашингтон оказывает давление на другие страны с тем, чтобы они не сотрудничали с Ираном. Мы, может быть, продолжим покупать газ у Тегерана, но в любом случае благодаря «Турецкому потоку» у нас, можно сказать, будут более сильные позиции».

Отсюда третье. На южном направлении для европейской оборонной инициативы критически важным становится как собственная интеграция в рамках противодействия попыткам американцев дестабилизировать Иран, что грозит большим конфликтом в зоне, новой волной беженцев в Европу и срывом поставок энергоносителей, так и стратегическое сотрудничество со странами-партнерами. В первую очередь Россией и Турцией, которая уже выражает озабоченность перспективой быть исключенной от взаимодействия с PESCO, после чего Анкара останется в НАТО один на один с Вашингтоном. Кстати, похоже, важность южного направления в PESCO понимают. Не случайно вопреки попыткам помешать со стороны Лондона министры обороны приняли решение о создании «Объединенной европейской школы разведки», которая будет отвечать за подготовку будущих специалистов и базироваться в Греции с подключением Кипра, что бельгийская газета L’Echo называет «наиболее символичным проектом» и шагом «в направлении Европейского союза обороны».

Безусловно, на этом пути ЕС придется преодолеть немало трудностей. Будут мешать различные американские «агенты влияния». Польша и республики Прибалтики вместе с Великобританией и, возможно, некоторыми скандинавскими странами захотят увести PESCO на север ради решения своих узких местнических интересов. Однако главная интрига для Европы сегодня рождается на юге.

Станислав Стремидловский, ИА Regnum