Морской участок трубопровода «Турецкий поток», по которому природный газ из Анапы придет к турецко-греческой границе, построен. Интерес к продолжению прокладки газопровода по суше проявляют Болгария, Сербия, Италия, Венгрия, Австрия. Однако Польша бьет тревогу: в проекте другого российского газопровода — «Северный поток — 2» — Варшава видит прямую угрозу войны в Европе

Труба под Черным морем

За церемонией завершения строительства «Турецкого потока» по дну Черного моря в видеорежиме наблюдали президенты России и Турции. Телемост связал Стамбул с бортом крупнейшего в мире судна-трубоукладчика Pioneering Spirit, на котором находились руководители «Газпрома». Владимир Путин и Реджеп Эрдоган отдали команду на укладку последней секции.

Трубопровод по дну Черного моря строили полтора года. В обе нитки газотранспортного маршрута уложили почти 1800 километров труб. Первая предназначена для снабжения турецких потребителей, вторая — для передачи газа в Европу. Поставки планируется начать до конца следующего года.

«Турецкий поток» возник как альтернатива другому проекту — «Южному потоку», который должен был пройти по территории Болгарии, Сербии и Венгрии, но Евросоюз фактически заблокировал его реализацию. Меморандум о взаимопонимании по строительству «Турецкого потока» российская компания «Газпром» и турецкая Botas Petroleum Pipeline Corporation подписали 1 декабря 2014 года, однако подготовка межправительственного соглашения затянулась: сначала из-за споров Москвы и Анкары о цене поставляемого в Турцию топлива, потом из-за резкого ухудшения отношений между странами. После того как в ноябре 2015 года турецкие ВВС сбили над Сирией российский Су-24, проект был заморожен и возобновлен лишь девять месяцев спустя — когда в августе 2016-го Путин и Эрдоган встретились в Санкт-Петербурге.

Сотрудничество с Россией в реализации совместных энергетических проектов неизбежно для Турции, считает Чигдема Делек, председатель 11-го Международного энергетического конгресса, завершившегося на днях в Анкаре.

«Турция на 90 процентов зависима от внешних источников, если говорить о нефти и газе. Россия — один из основных поставщиков для нас. Если говорить о поставках природного газа, то Иран и Россия — это страны, от которых мы просто не можем отказаться», — сказала Чигдема Делек агентству Sputnik.

«Достроит газопровод — и пойдет на Киев»

Газ из России нужен и Европе — балканские и сопредельные государства ясно это показывают. Но не все этому рады. Украина всерьез опасается, что новые трубопроводные маршруты лишат Киев преференций, которые дает сегодняшняя ситуация, когда углеводородное сырье с Востока попадает в Европу главным образом через эту страну. А в Варшаве и вовсе заговорили о войне.

В день прибытия Путина в Стамбул премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий заявил, что как только газопровод «Северный поток — 2» будет достроен, Россия нападет на Украину. По его словам, вырученные от продажи природного сырья деньги Москва вкладывает в новые вооружения, а после того как газотранспортная система Украины перестанет играть «столь важную роль», Россию «ничто не остановит от похода на Киев».

«Вы будете удивлены, но я сейчас процитирую Ленина. Он один раз сказал, что капиталисты настолько жадны, что продадут веревку, на которой их и повесят. А европейцы платят России за газ. На эти деньги она укрепляет свою армию, а мы теперь просим США защитить нас», — сообщил Моравецкий.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал высказывания главы польского правительства «неудачными». Он отнес это к инсинуациям «из разряда попыток политизировать проект». И напомнил, что в адрес «Северного потока — 2» звучат прямые угрозы Соединенных Штатов. По его мнению, это не что иное, как проявление нечестной конкуренции в стремлении «заставить европейцев покупать невыгодный им, более дорогой американский газ».

«Северный поток — 2» — коммерчески выгодный и экономически обоснованный проект. Причем он экономически привлекателен не только для поставщика, но и для получателей этого газа в Европе, прежде всего в Германии», — подчеркнул Песков.

Политические «танцы» вокруг газовой трубы

Проект «Северный поток — 2» предполагает прокладку двух газовых ниток общей мощностью 55 миллиардов кубометров в год от России к Германии — по дну Балтийского моря. Разрешение на строительство уже выдали ФРГ, Финляндия и Швеция. Остается не до конца ясной позиция колеблющейся Дании, но в случае отказа возможен альтернативный вариант, при котором трасса газопровода минует территориальные воды королевства.

Против развития прямых поставок российского газа в Европу в обход Украины выступают США. Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов полагает, что в распоряжении Вашингтона остаются весьма серьезные рычаги для того, чтобы осложнить судьбу российских газопроводных проектов в Европе.

«Введение все новых американских санкций способно создать условия, при которых европейские компании под угрозой попасть под их действие не решатся участвовать в реализации российских проектов», — считает Кортунов. От того, насколько далеко готов пойти Вашингтон, зависит многое.

Однако России удалось занять достаточно выгодную переговорную позицию — как в «Северном потоке — 2», так и в «Турецком потоке», подчеркивает директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев.

«Основной бенефициар «Северного потока — 2» — Германия, чье правительство выражает приверженность этому проекту. Политический вес Берлина в Европе трудно переоценить, и можно с уверенностью говорить, что судьба этого трубопровода напрямую зависит от «пробивной силы» ФРГ», — отмечает эксперт.

Главная заинтересованная сторона в реализации «Турецкого потока» — Анкара, особенно сейчас, когда обе нитки газопровода вышли на берег Турции. Как Германия жизненно нуждается в том, чтобы стать мощнейшим газовым хабом в Европе, так и для Турции крайне важно стать главным продавцом российского газа на юге континента. Кроме чисто экономических, это сулит Анкаре и немалые политические выгоды — прежде всего в обостряющейся конкуренции с Брюсселем.

Однако ситуация с проектами российских трубопроводов по-прежнему непростая. В том числе из-за возможного соперничества за российский газ между Турцией и Германией. Тимофей Бордачев напоминает, что именно «с подачи ФРГ» в свое время был заблокирован «Южный поток» — и в той же мере, какой немцы поддерживают «Северный поток — 2», Берлин выступает против «Турецкого потока».

Владимир Ардаев, РИА Новости