11 ноября Польша отмечала столетие своей независимости и окончания периода, который в Польше именуется «150-летней неволей».

Во время Первой мировой войны, в ноябре 1916 года, на оккупированной Германией и Австро-Венгрией российской территории Царства Польского было образовано марионеточное Королевство Польское. А дата 11 ноября 1918 года выделилась для поляков не столько как день окончания Первой мировой, сколько как день прибытия в Варшаву Юзефа Пилсудского, освобождённого немцами из крепости Магдебург.

Этот столетний юбилей отмечали с международным размахом. Ещё в мае в 10-месячный «Рейс независимости» отправился учебный парусник «Дар молодёжи», которому предстояло посетить 22 порта в 18 странах мира. 11 ноября корабль встретил в Японии, затем отправился в США. Другой акцией стало массовое исполнение «Мазурки Домбровского» (национального гимна Польши) более чем в 600 городах мира – большинство из них в самой Польше, но «Марш, марш, Домбровский» пели и в Киргизии, и в Ливане.

Однако продемонстрировать единство польской нации не удалось. Накануне праздника бывший польский премьер, основатель партии «Гражданская платформа» (ГП), а ныне председатель Европейского совета Дональд Туск, выступая в Лодзи и рассуждая о том, как Пилсудский одолел большевиков, как успешно боролся с большевиками Лех Валенса, неожиданно задал аудитории вопрос: «А почему бы вам не победить современных большевиков?» Эти слова подняли бурю – все поняли, что речь идёт о правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослава Качиньского.

Сравнение партии Качиньского с большевиками было вызывающе нелепым, но через пару дней Туску пришлось оправдываться и объяснять, что под большевиками он имел в виду только большевиков и больше никого. Вся эта история продемонстрировала градус антисоветских (и антироссийских) настроений польских верхов, а вместе с тем приоткрыла глубину противоречий внутри польского правящего класса.

Между двумя партиями – «Гражданская платформа» и «Право и справедливость» – идёт постоянная, порой ожесточённая борьба. У ПиС много поклонников среди «деревенских», но в больших городах голосуют за ГП. Эту тенденцию подтвердили местные выборы в октябре: если в целом по стране партия Качиньского вместе с союзниками выиграла с отрывом более 6%, то в голосовании за мэров крупных городов победу одержала коалиция во главе с «Гражданской платформой».

Помимо возбудивших публику слов Туска о «большевиках», витала тень скандала и над Маршем независимости в Варшаве. Его уже несколько лет подряд устраивают националисты, и каждый раз эта акция балансирует на грани массовых беспорядков. Поэтому президент (мэр) Варшавы шествие запретила, однако суд запрет отменил. В итоге композиция марша получилась очень своеобразной: во главе колонны шли президент Дуда и премьер Моравецкий, а сзади в той же колонне шествовали футбольные ультрас и бритоголовые сторонники националистических организаций.

По разным оценкам, в центре Варшавы в тот день собралось от 200 до 250 тысяч человек. Полиция пыталась отделить рядовых обывателей от националистов, но всё выглядело так, что ПиС организовала и возглавила шествие, в котором нашлось место даже итальянским неофашистам, приехавшим поддержать польских «братьев».

Националисты оправдали свою репутацию: были файеры, были потасовки, было даже сжигание флага Евросоюза (12 ноября польская полиция объявила награду за сведения о тех, кто осмелился на такое). Словом, праздник получился зажигательным. И ещё: у него был заметный антиукраинский акцент.

Сначала ультрас из Вроцлава прибыли во Львов и собрались на Лычаковском кладбище. На мемориале орлят (орлята – польские ополченцы, участвовавшие в конце 1918 – первой половине 1919 года в боях с подразделениями Западно-Украинской народной республики и оборонявшие Львов) поляки зажгли файеры и развернули большой транспарант: «Львовские орлята! Этот лозунг прославляет польскую отвагу 100 лет!» Так поляки почтили тех, о ком, по их мнению, «польское проукраинское государство забыло».

Спустя несколько дней в Коломые (Ивано-Франковская область) неизвестные осквернили кресты на могилах польских солдат. Ответ последовал немедленно – в Подкарпатском воеводстве была осквернена могила украинского священника.

Перед 11 ноября посольство Украины в Варшаве предупредило украинцев, живущих в Польше, о возможных провокациях и призвало соблюдать осторожность. И хотя стычек между поляками и украинцами удалось избежать, но националисты, маршировавшие по Варшаве (напомним: вместе с президентом и премьер-министром Польши), скандировали: «Польша для поляков, поляки для Польши!», «Львов и Вильно – помним!», «Львов и Вильно всегда польские!»

Ещё важнее то, что произнёс Анджей Дуда, выступивший перед Могилой Неизвестного Солдата и вспомнивший о Львовских орлятах. Он сопроводил своё выступление сентиментальными стихами, написанными сто лет назад:

«О, мама, ты ль со мною?

Не слышу твоих слов —

В глазах моих темно…

Мы защитили Львов!»

На площади Пилсудского в Варшаве похоронен неизвестный доброволец-подросток, погибший в боях за город, который является теперь областным центром Украины, и слова президента Польши «Мы защитили Львов!» прозвучали на всю страну.

После этого из Киева должна была немедленно прилететь нота протеста, но министр Климкин записал поздравительное приветствие полякам, в котором провозгласил: «Ваша независимость – наша независимость!», «Наша доля – ваша доля!» Начальник МИД отметил и «совместные победы» поляков и украинцев над Россией. Не менее сервильное видеообращение записал посол Дешица, а здание украинского диппредставительства в Варшаве было подсвечено цветами польского флага.

Ко всему этому в Киеве в Верховной раде, а заодно в метро открыли выставки, посвящённые независимости Польши; устроили акцию, во время которой из горящих свечей выкладывали герб Речи Посполитой; в опере провели праздничный концерт с исполнением музыки Падеревского, одного из отцов польской независимости. А воскресным вечером 11 ноября мост через Днепр засиял красно-белыми («польскими») огнями. «Юбилейные» мероприятия организовали и в других украинских городах. Казалось, польский орёл накрыл в эти дни своими крыльями не только Львов, но и всю Украину…

Сергей Павленко, ФСК