Лидеры ключевых мировых держав (за исключением главных европейцев) собрались на этой неделе в Сингапуре, а затем большая их часть продолжила разговор в соседней столице — Порт-Морсби (Папуа — Новая Гвинея). Каков результат? Что из этой цепочки встреч следует для понимания того, куда идет мир?

Вывод простой — несколько регионов Азии (Восточная, Юго-Восточная, Южная) не желают разбегаться по разным экономическим и политическим блокам с собственной идеологией, дисциплиной и прочим. Ни «западного» блока во главе с США им не надо, ни «восточного» — во главе с Китаем. Они хотят сохранять свободу торговли и свободу рук во всех смыслах, и проигрывает любой, кто заявляет там «если вы не с нами, то против нас». Санкции и прочие ограничения в этой части света непопулярны. Если физически возможно их игнорировать — будут игнорировать. Если придется делать выбор (между США и КНР) — они воспримут это как катастрофу.

Заметим, что вывод этот не сильно новый: коллективная Азия уже много лет занимает именно такую позицию. Вспомним хотя бы, что сказали там в ответ на попытки прежней администрации США в 2014 году задавить Россию «крымскими» санкциями. Сейчас та же Азия просто подтвердила свою стандартную политику, в том числе перед лицом очередных попыток США «изолировать» уже Китай, плюс по-прежнему Россию, Иран и так далее.

Происходившее в Сингапуре и Порт-Морсби фигурирует под множеством разных названий. Сингапур — там в этот раз собрался саммит десяти стран Юго-Восточной Азии (группировка АСЕАН), после которого «десятка» проводит в быстром темпе саммиты со своими партнерами во внешнем мире. Потом они все вместе собираются на закрытый от публики Восточноазиатский саммит (там идет просто обмен речами). А дальше получилось так, что по времени и почти что по месту рядом оказался саммит АТЭС — это другая организация, почти без политики, там только бизнес, но участники почти те же самые. Так что вышло по сути одно и то же длинное мероприятие.

Российский сюжет в этом марафоне проходил в чисто деловом ключе. Но в этом сюжете фигурируют цифры. Цифры, которые сделали Владимира Путина (а он впервые представляет Россию на саммитах АСЕАН) особым гостем.

А именно, «в 2017 году товарооборот России и с АСЕАН увеличился на 35 процентов. Объем взаимных накопленных инвестиций превышает 25 миллиардов долларов». Это — из выступления Путина на саммите Россия — АСЕАН (одном из мероприятий сингапурского марафона).

Тридцать пять процентов — это сенсация. Конечно, речь идет об относительно небольших абсолютных цифрах, от которых вычисляется этот рост. И Россия никак не первый торговый партнер группировки, чей общий товарооборот около 2,5 триллиона долларов в год. Но все же ни с одним из партнеров АСЕАН такого скачка торговли и инвестиций не зарегистрировано.

Кстати, источники говорят, что Москва раз за разом намеренно отказывалась поднимать уровень своего представительства на мероприятиях АСЕАН до президентского, пока от сотрудничества не будет ярких результатов. И вот, как видим, результаты есть и уровень тоже поднялся.

На встречах с азиатскими лидерами российский президент и члены нашей делегации приводили и другие цифры. За тот же 2017 год объем товарооборота России и Сингапура вырос сразу на 94 процента, до 4,4 миллиарда долларов. С Таиландом — на 50 процентов, притом что число наших туристов там увеличилось на 26 процентов.

Южная Корея и Япония не относятся к Юго-Восточной Азии, но тенденция с ними та же. С корейцами товарооборот вырос в том же году на 23 процента, с японцами на 14 и в 2018-м подтверждает прежние достижения. Ну, и не забудем, что с первым торговым партнером России — Китаем (тоже участвовавшем во встречах в Сингапуре и Порт-Морсби) мы в этом году на грани заветных 100 миллиардов долларов товарооборота, а наш второй торговый партнер, Германия, отстает от первого все больше.

Что происходит: а это результат упомянутого первого раунда санкций и прочих акций по «изоляции» России, от 2014 года. И не забудем случившееся тогда же снижение курса рубля, он тут тоже поучаствовал (снизив число туристов в Азию, и так далее). Сначала наши азиатские партнеры испытали такой же шок, как и мы. Бизнес пошел вниз. Но затем постепенно определилась принципиальная позиция Азии в целом: санкции здесь не работают. И кривые пошли вверх, перекрыв прежние рекорды, а потом рванули еще выше (например, с Вьетнамом, и не только). И это лишь начало процесса, общая картина — невиданный рывок в отношениях России фактически с регионом в целом.

Особенность происходившего на АСЕАН и АТЭС в том, что теперь пришла очередь Китая противостоять если не санкциям, то торговой войне США, в общем — «изоляции». И вот это для Азии куда важнее, потому что от процветания Китая зависят там все.

Чего добился на марафоне встреч Китай, и чего США — это главная тема всей аналитики местных СМИ. Получается такая картина: США (представленные вице-президентом Майклом Пенсом) в очередной раз объяснили всей Азии, что иметь дело с Китаем плохо, это «хищник», который загоняет партнеров в финансовую и прочую зависимость. Иметь дело надо с Америкой, здесь никакой зависимости не будет.

И это было бы прекрасной перспективой, если бы до того США не сотрясли всю Азию попытками ограничить китайский импорт и в целом сдержать рост влияния Пекина. Так что на данный момент Америка оказалась главной проблемой для всех собиравшихся в Сингапуре и Порт-Морсби, возмутителем спокойствия и нарушителем всех тех правил свободы торговли и политического выбора, которые отстаивает Азия. Во всех принятых на этих встречах документах такая мысль проводится вежливо, но отчетливо.

Что не означает, что у Китая нет своих, уже не имеющих отношения к США проблем с соседями. Но в любом случае все происходящее оказалось выгодно для России, которая засчитала от участия в азиатском торгово-дипломатическом марафоне чистый выигрыш.

Дмитрий Косырев, РИА