Почему Америка не хочет подтверждать обязательство, о котором Рузвельт 85 лет назад договорился с Литвиновым

Восстанавливая в 1933 году дипломатические отношения с Москвой, прерванные из-за российской революции 1917 года, администрация Франклина Рузвельта в США настояла на письменном закреплении договоренности о взаимном невмешательстве во внутренние дела.

Теперь, 85 лет спустя, тема по-прежнему актуальна. Но действующая вашингтонская администрация Дональда Трампа уже дважды письменно отказывалась подтвердить такое же обязательство.

Обмен нотами по итогам длительных личных переговоров между Рузвельтом и советским наркомом по иностранным делам Максимом Литвиновым состоялся 16 ноября 1933 года. В то время Америка была охвачена Великой депрессией, а СССР быстро восстанавливался после революции и гражданской войны. Власти США откровенно побаивались его идеологического влияния, но при этом хотели заручиться поддержкой сильного потенциального союзника, прежде всего в противостоянии с Японией, а также получить доступ на советский рынок.

Ноты Рузвельта — Литвинова

Инициатива восстановления отношений исходила от Америки, которая оставалась на тот момент единственной крупной державой, еще не признавшей советскую власть.

Вашингтон ставил условия — например, об уважении религиозных и иных прав американских граждан, приезжавших в Советский Союз.

Ноты о невмешательстве во внутренние дела были оформлены как письмо Литвинова с изложением обязательств СССР и ответ Рузвельта о «взаимном присоединении» США к этим обязательствам.

Но при этом очевидно, что если американская сторона всего лишь стремилась оградить себя от возможного будущего вмешательства, то советская напоминала о вполне реальной вооруженной интервенции, имевшей место незадолго до этого на Севере и Дальнем Востоке России.

Согласно опубликованным позже записям Литвинова, Рузвельт в одной из бесед «признал, что сам всегда сомневался в моральном праве Америки на получение царских долгов и что интервенция в Архангельске ничем не оправдывается».

По итогам встреч было, помимо всего прочего, оформлено письмо за подписью советского наркома об отказе Москвы от любых претензий, «вытекающих из деятельности вооруженных сил Соединенных Штатов в Сибири» после 1 января 1918 года.

Без вины виноватые

Теперь политический истеблишмент и пресса в США хором обвиняют Россию в том, будто она вмешивалась в американские выборы 2016 года и чуть ли не помогла Трампу прийти к власти.

Сам Трамп называет эти домыслы не иначе как современной охотой на ведьм, но истерия, раздуваемая его политическими противниками, не утихает. Более того, в обозримой перспективе ожидается ее усиление, поскольку по итогам состоявшихся на прошлой неделе промежуточных выборов в Конгресс США контроль над его нижней палатой перешел к оппозиции.

Та обещает, что и она сама, и спецпрокурор Роберт Мюллер под ее покровительством сделают все возможное, чтобы найти следы «сговора» между командой Трампа и Россией. Вновь зазвучали разговоры и о возможной попытке импичмента президента страны — причем даже вне зависимости от того, удастся ли тому же спецпрокурору накопать что-то серьезное.

«Поймите одно: того, что Мюллер может счесть недостаточным для предъявления обвинений, может хватить для импичмента (What Mueller might not think is indictable could be impeachable)», — сказала газете Politico лидер демократов Нэнси Пелоси, которая в прошлом была, а теперь, скорее всего, опять станет спикером Палаты представителей Конгресса и номинально третьим человеком в государственной иерархии США.

Выходит, политические обвинения могут быть в Вашингтоне более безосновательными, чем юридические? Что ж, России к этому не привыкать. Нашу страну в США уже давно и обвиняют в чем попало, и даже заочно карают без предъявления каких-либо доказательств. Так сказать, по политическому наитию.

Двойной отказ

Вообще Москва оказалась словно в каком-то театре абсурда. С одной стороны, как она не раз говорила на самом высоком уровне, во всех этих внутриамериканских разборках Россия ни при чем. С другой — бесконечные нападки причиняют реальный вред и нашей стране, и двусторонним американо-российским отношениям.

Посудите сами: как вообще развивать или хотя бы поддерживать на плаву эти самые отношения, если они превратились в весомый фактор внутриполитической жизни в США? А у нас действует незыблемое правило — в чужие внутренние дела не вмешиваться. Что прикажете делать российским дипломатам?

Один из них еще весной обратил мое внимание на эту парадоксальную коллизию и тогда же напомнил, что в июле прошлого года американцам был предложен обмен посланиями на уровне глав внешнеполитических ведомств. По аналогии с нотами Рузвельта и Литвинова и со схожим содержанием, подтверждающим принцип невмешательства. Предлагался даже вариант текста.

Через пару месяцев из Вашингтона пришел ответ с путаным, но недвусмысленным отказом. Теперь же выяснилось, что история имела продолжение. Оказывается, в июне нынешнего года ту же идею изложили уже новому госсекретарю США Майклу Помпео. Но тот, по словам моего собеседника, «письменно отказался накануне саммита в Хельсинки».

Встреча президентов России и США в финской столице проводилась 16 июля. «Со своей стороны всегда готовы переподтвердить обязательства 1933 года, но партнеры не хотят давать нам гарантии, что не будут вмешиваться в наши дела», — резюмировал российский дипломат.

Хуже некуда

Чего дальше ждать в двусторонних отношениях Вашингтона и Москвы, сразу и не скажешь.

Ситуация напоминает старую горькую шутку, в которой оптимист — тот, кто считает, что хуже уже некуда.

На деле деградация продолжается: США если не вводят новые антироссийские санкции (по подсчетам нашего МИД, уже 63 раунда с 2011 года, 23 — при Трампе), то демонтируют в одностороннем порядке договорно-правовую систему международной безопасности.

Не так давно объявили о выходе из ДРСМД — Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Или еще что-нибудь придумывают — как часто кажется, по принципу «чем хуже, тем лучше».

По свидетельству историков, Рузвельт продавливал у себя в стране линию на компромиссы с Москвой в основном за счет личного авторитета.

И в дальнейшем развитие двусторонних отношений всегда зависело от личного взаимопонимания между лидерами.

Но при Трампе такой подход пока не срабатывает. Его российский коллега недавно даже подивился тому, что лично они вроде бы неплохо общаются, но, несмотря на это, «Соединенные Штаты предпринимают в отношении России абсолютно ничем не спровоцированные шаги, которые мы не можем назвать дружественными».

«Мы же даже практически не отвечаем ни на один ваш шаг — нет, это все продолжается, продолжается», — сказал Владимир Путин помощнику Трампа Джону Болтону.

С другой стороны, в нынешних условиях кроме как на личные встречи лидеров уповать практически не на что. И даже просто известие о том, что на многосторонней конференции в Париже в минувшие выходные лидеры России и США «обменялись рукопожатиями», а затем и мнениями по ряду тем, включая судьбу того же ДРСМД, становится поводом для оживленных комментариев.

Французские организаторы конференции, как известно, настоятельно просили не затмевать ее российско-американским саммитом. Теперь все ждут очередного рандеву Путина и Трампа на встрече лидеров «Большой двадцатки» мировых держав в Буэнос-Айресе, запланированной на 30 ноября — 1 декабря.

Но в Кремле уже предупредили, что и с организацией этого контакта возникают сложности.

Треугольник Киссинджера

На днях на редкой пресс-конференции Трампа в Белом доме репортеры вновь одолевали американского лидера вопросами о «расследовании по России».

Он с раздражением отбивался от этих наскоков заученными фразами. Выразил уверенность, что у него «хорошие отношения» с российским коллегой, но ничего более конкретного не сказал. Зато поведал кое-что интересное о Китае.

По его словам, Пекин «отказался от своей программы «Китай-25», поскольку он, Трамп, «счел ее крайне оскорбительной».

На самом деле речь идет о стратегии «Сделано в Китае — 2025»; с китайской стороны подтверждений отказа от нее пока не было. Президент США сказал, что предупредил китайских собеседников о своей оценке.

«Я им сказал, что «Китай-25» крайне оскорбителен, поскольку означает, что в 2025 году они экономически подчинят себе весь мир, — указал он. — И я им заявил, что этому не бывать».

Вообще, по словам Трампа, Китай «колоссально опустился» в мировой экономической табели о рангах.

«Китай должен был в течение двух лет превзойти нас по экономической мощи, теперь же они и близко рядом не стоят», — утверждал хозяин Белого дома.

Если вдуматься, вся эта его похвальба прямо проецируется и на российско-американские отношения.

Еще патриарх американской внешней политики Генри Киссинджер вывел в свое время формулу геостратегического «треугольника» в составе США, России и Китая.

По его убеждению, среди трех вершин этой политической фигуры в лучшем положении находится та, которая ближе к двум остальным, чем те друг к другу.

Наверное, всем ясно, что сейчас самая удаленная от других вершина — в Вашингтоне. И риторические нападки Трампа на Китай — только лишнее тому подтверждение.

Более того, в самой Америке очень многие специалисты настойчиво предупреждают власти страны о том, что те своей политикой фактически толкают Москву и Пекин в объятия друг друга.

Кто в изоляции?

Вообще, вопреки расхожим представлениям мир, наверное, всегда был сложнее любых «двуполярных», а тем более «однополярных» схем.

После распада СССР, когда американцам хотелось побольнее уколоть Россию, они язвили, что, мол, все ее друзья и союзники чохом переметнулись на Запад. А саму ее чуть ли не из милости сначала пригласили присоединиться к «Большой семерке» ведущих западных держав, но потом исключили из этого клуба.

Вроде как бы грозили изоляцией.

Теперь и по численности населения, и по размерам экономики (по паритету покупательной способности) «семерка» уступает группе БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР).

В управлении мировыми финансово-экономическими процессами ведущую роль взяла на себя «Большая двадцатка».

А у США столько проблем с собственными традиционными союзниками и партнерами, включая Францию и Германию, что сама американская пресса постоянно пишет о международной изоляции Вашингтона. За примерами далеко ходить не надо.

Достаточно взглянуть на заголовки репортажей о той же поездке американского лидера в Париж.

«Президент США Дональд Трамп по большому счету в одиночестве: мировые лидеры критикуют национализм» (информационное агентство AP); «Трамп покидает торжества в память об окончании Первой мировой войны изолированным среди союзников» (Bloomberg); «В Париже сравнительно сдержанный Трамп сталкивается с тем, что он по-прежнему в центре внимания — и возмущения — всего мира» (The Washington Post).

«Президент Дональд Трамп смотрелся в минувшие выходные в Париже очень одиноко, — констатирует еще одно вашингтонское издание — газета Politico. — Он продолжал продвигать свою повестку дня под лозунгом «Америка прежде всего» в условиях изоляции от европейских лидеров и давних союзников США». Публикация озаглавлена «Мировые лидеры гнобят Трампа и его национализм».

Путин американского коллегу в Париже не унижал и не оскорблял. Наоборот, как подметили бдительные журналисты, однажды поприветствовал его поднятым большим пальцем руки.

Он и сам не так давно называл себя «самым правильным националистом». Так, может, все-таки поладят? И без всяких нот?

Андрей Шитов, ТАСС