Церковники «на доверии». Если бы так отчетливо не подванивало кровью, это было бы даже смешно…

День 13 ноября 2018 года в церковную историю Украины смело может войти под эпиграфом «мы оба были: я у аптеки, а я в кино искала вас…».

Фабула такова:

Экуменистический патриарх Варфоломей требует, что бы в процесс создания единой поместной «Православной церкви в Украине» (ПЦвУ, так он это решил назвать) была включена и Украинская православная церковь (Московского патриархата). Оно не удивительно — все-таки самая крупная клерикальная структура в стране: 12 348 приходов против 5 167 приходов «Киевского патриархата», да еще епископат из 53-х правящих архиереев, 40 викариев (заместителей) и 7 архиереев на покое. Игнорирование такой организации с более чем трехвековой историей — это слишком даже для такого «цезарепаписта», как Варфоломей I.

Это необходимо, поскольку сейчас практически на всей территории Украины сосуществуют две церковные вертикали — Киевского и Московского патриархата. Но что тогда делать со святынями, например с Восьмым правилом I Никейского собора — «да не будет двух епископов во граде»? А это значит, что в Объединительном соборе «Православной церкви в Украине», намеченном на 22 ноября, представительство УПЦ Московского патриархата не то, что необходимо — неизбежно.

Президент Порошенко сказал «есть!» и попытался впрячь каноническую структуру украинской церкви в общую телегу украинского поместного православия. Поэтому уже 9 ноября 2018 года стало известно о том, что давно обсуждаемая встреча президента с архиереями УПЦ (МП) состоится 13 ноября.

Когда — было ясно. Не ясно было — где? Митрополит Онуфрий предложил актовый зал 45-го корпуса Киево-Печерской Лавры, президент — «Украинский Дом» (бывший Музей В.И.Ленина). Причем приглашения от Администрации президента епископам отправили не по почте, а вручали лично: представители Администрации или офицеры Службы Безопасности Украины (!). Однако церковники решили, что тысячелетняя «гора» не должна идти к 53-летнему «магомету» и в «Украинский Дом» не поехали. Вот так и ждали они друг друга целый день.

Не дождались, и вместо встречи в Лавре был проведен сначала Священный Синод, а потом и архиерейский собор, благо «кворум» был — 84 епископа.

Собор постановил, что «решения Священного Синода Константинопольского Патриархата от 11 октября 2018 года относительно украинского церковного вопроса являются недействительными и такими, которые не имеют никакой канонической силы. В частности, решение об установлении юрисдикции Константинопольского Патриархата на территории Украины является следствием спекулятивного трактования церковной истории». И что предоставление «так называемого Томоса об автокефалии является искусственным, навязанным извне, не отражает внутренней церковной необходимости, не принесет реального церковного единства, углубит разделение и усилит конфликты среди народа Украины». Иными словами — каноническая Украинская православная церковь НЕ БУДЕТ участвовать в создании автокефальной единой поместной «Православной церкви в Украине», «проталкиваемой» патриархом Варфоломеем и президентом Порошенко.

Дальше началась «интрига с далекоидущими последствиями». Вечером 13 ноября в Украинский дом, на встречу с президентом Порошенко почти тайком прибыли три митрополита УПЦ (МП) — переяслав-хмельницкий Александр (лидер группы автокефалистов в украинской церкви Московского патриархата), винницкий Симеон (близкий к Порошенко кандидат на пост патриарха в ПЦвУ) и новокаховский Филарет.

Трое из восьми десятков — это немного, и их можно было бы просто назвать грозным словом «отступники, пошедшие против воли предстоятеля УПЦ (МП) митрополита Онуфрия». А само «тайное ночное свидание президента с епископами» — как исторический анекдот.

Но в прессу был организован «слив» о том, что Симеон привез с собой некие «доверенности на участие во встрече с президентом от 15 владык». То есть — 15 епископов согласились участвовать в объединительном церковном процессе.

Соцсети и пресса подняла такую «церковь по доверенности» на смех, сразу вспомнив бессмертного Глеба Жеглова: «воровка на доверии». Хотя смеяться тут не над чем. Нынешняя киевская власть не церемонится ни с логикой, ни с правом. И сам факт наличия таких доверенностей дает президентской администрации возможность утверждать, что фактически встреча Петра Порошенко с епископатом УПЦ состоялась и часть «московского» епископата готовы к участию в создании «Православной Церкви в Украине».

И тут анекдот заканчивается и надвигается канун трагедии. Вот уж что хорошо научились делать постмайданные украинские власти — это «отделять овец от козлищ». Чуть что — в соцсетях раздается трубный глас «СБУ, ау-у-у!» и у политических противников «лидеров нации» остается очень мало шансов на противодействие. В отношении «мятежной» церковной иерархии УПЦ первые звуки тубы уже прозвучали.

Степан Барна, народный депутат Украины от Блока Петра Порошенко. В истории украинского парламентаризма он навсегда останется картинкой стягивания за тестикулы с парламентской трибуны премьер-министра Арсения Яценюка. Это был «звездный час славы» депутата от Тернопольской области. В тот декабрьский день 2015 года его обожала практически вся страна.

В общем — персонаж безбашенный. Но сейчас этот «безбашенный» более, чем откровенен и радикален.

С телеэкрана Барна заявил, что Службе безопасности Украины необходимо предоставить право и возможность проводить проверку будущих священнослужителей перед вступлением их в сан. Это касается священников, представляющих иностранные церкви. Потому что «сейчас, во время войны, как никогда актуально полностью обезопаситься от возможности влияния российской агентуры на любые сферы деятельности нашего государства». А священники УПЦ МП, которые не захотят перейти в украинскую митрополию после окончательного формирования автокефальной церкви, на самом деле «по факту» являются агентами ФСБ в рясах.

А здесь уже не до смеха. Репрессии против церкви всегда создают мучеников и конфессиональные войны.

Марьян Сидорив, Киев, ИА REGNUM