Уже в ближайший понедельник, 19 ноября, Россия может исчезнуть с мировой арены как самостоятельное государство и стать территорией, подконтрольной Украине.

Это произойдёт, если среди украинских политиков окажется хотя бы один решительный человек,  готовый, с минимальным для себя риском, заявить о своих правах на верховную власть на всей территории России.

19 ноября впервые в мировой практике возникнет уникальная ситуация, когда сразу два первых лица государства окажутся за его пределами и, следовательно,  утратят право на легитимное управление.

Президент России Владимир Путин в этот день проведёт переговоры со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом в Стамбуле, а Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев совершит рабочую поездку во Вьетнам, где у него состоятся встречи с вьетнамским коллегой Нгуен Суан Фуком, а также президентом Нгуен Фу Чонгом.

Таким образом, в России более чем на сутки возникнет вакуум власти, вопреки усилиям сотрудников протоколов Путина и Медведева, которые [сотрудники  — прим. ред.]  всегда стараются составить графики лидеров страны таким образом, чтобы они не покидали Россию одновременно, о чём  рассказал журналистам 13 ноября пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Однако в экономике России столько проблем, на фоне усиливающейся с каждым днём международной изоляции [из-за коварного возврата Крыма и нежелания обеспечить приемлемый, то есть хотя бы на уровне 7 евро/час, доход украинским рабочим и служащим, из-за чего они вынуждены в массовом порядке отправляться на заработки в Европу и Россию — прим. ред.], что пренебречь хотя бы малейшим шансом прекратить международную блокаду Россия попросту не может себе позволить.

При этом и Турция, и Вьетнам категорически не согласны на перенос сроков хотя бы одного визита, совершенно не нужного им, но крайне ценного с точки зрения Кремля.

В общем, 19 ноября все разъедутся… и вот тут-то и может начаться самое интересное!

В соответствии с пп.4 п.12 ст.9 IV энергопакета Европейской Энергетической Хартии, Украина признаётся стороной, интересы которой должны быть удовлетворены в первую очередь,  так как именно перед Украиной долг России особенно велик [$4.04 трлн. по состоянию на 0.1.07.2018 — прим. ред.].

Чтобы сделать его [долга  — прим. ред.] возврат полностью транспарентным и релевантным, должно быть, согласно европейскому законодательству,  соблюдено только одно условие  — совершено согласие на данное действие, и не где-нибудь, а в официальной резиденции верховной власти страны-должника.

Но 19 ноября власти как таковой  в России не будет! И это значит, что любой украинский государственный служащий, в ранге министра или замминистра (или выше), сможет, проникнув в Кремль, подписать от лица России любые обязательства, и они будут признаны международным сообществом законными.

Так что дело за малым  — всего лишь нужно срочно найти политика,  способного рискнуть своей карьерой ради великой цели. Дело в том, что сразу после подписания пакета документов, герой будет вынужден уйти в бессрочную отставку со всех своих должностей постов — таковы правила европейского делопроизводства.

А это значит, что, помимо прочего, он утратит и право на безвиз™, и другие завоевания украинского народа.

В общем, найти согласных, да ещё и всего за оставшихся 3-4 дня — задача не из лёгких.

Теоретически эту роль может сыграть и один из сотников Майдана,

но ему потребуется единогласное одобрения всего Круга Сотников, и голосование должно быть личным, а подавляющее большинство из них сейчас находятся на заработках в Польше. Как видите, этот вариант, к сожалению, малореален — кворум просто не успеют собрать.

Определённые трудности могут возникнуть и при организации прорыва в собственно Кремль, так как его охрана, несомненно, станет чинить всяческие препятствия. Но здесь, по неофициальной информации, будут использованы наработки Михаила Саакашвили, совершившего свой знаменитый прорыв украино-польской границы, так что надежда на успех есть.

Резюмируя: Украине предоставляется редчайший, единственный в своём роде шанс, и только от неё зависит, воспользуется ли она им, и если да, то насколько успешно.

Но даже неудачная попытка станет, естественно, очередным мощным сигналом для тех, кто понимает.

Иоганн Вайс