В Сеуле на удивление спокойно приняли новость о грозном испытании по соседству. Можно сказать, отнеслись с пониманием. Им, конечно, не нравится, когда в шаговой доступности экспериментируют невесть с чем. Но они догадываются, что это уже не по их душу

Дональду Трампу, должно быть, обидно. Ведь он после встречи в Сингапуре Ким Чен Ына уже почти своим другом считал. Превозносил его так, словно принял гражданство Северной Кореи. «Мудрым» его называл, «гениальным». А тот лично присутствовал на тестировании нового, как они в КНДР пишут, «высокотехнологичного оружия». И не сказал ничего, не предупредил. Друзья так не поступают. Обещал же: ни-ни.

Хотя ничего такого он и не обещал. Да, говорил, что прикроет пару-тройку ядерных полигонов. Ну, во-первых, только говорил. А американцы сами утверждают, что это – не в счет, когда доказывают свое право на расширение НАТО отсутствием письменных обязательств. А во-вторых, ключевое слово – ядерных. Пусть он и их демонтаж приостановил, но за год ни одной ракеты не выпустил, ни одного взрыва не произвел. Стало быть, держал себя в рамках денуклеаризации. Он и сейчас не стремился доказать, что есть еще порох в пороховницах. Потому как что там у него – неизвестно.

Сам Пхеньян объявил только, что это «ультрасовременное вооружение тактического характера, предназначенное для полноценной защиты территории и значительного улучшения боевой мощи армии». То есть это точно не про порох. И, видимо, не про уран. Иначе в Штатах бы это знали, а в Южной Корее почувствовали. Кстати, в Сеуле на удивление спокойно приняли новость о грозном испытании по соседству. Можно даже сказать, что отнеслись с пониманием. Им, конечно, тоже не нравится, когда в шаговой доступности экспериментируют невесть с чем. Но они догадываются, что это уже не по их душу.

Их-то лидер Мун Чже Ин встречается с Кимом часто, легко и с удовольствием. Они теперь практически домами дружат. Северный правитель забрасывает коллегу с юга совсем не угрозами, а подарками. То две тонны грибов, то двух охотничьих собак, одна из которых уже принесла шесть щенят. «Надеюсь, что отношения между нашими странами будут такими же», – конечно же, плодотворными, имел в виду счастливый хозяин потомства, а не собачьими. И не то чтобы с Трампом Ким опять начал «лаяться», но после 12 июня у них как отрезало. Только слова.

Хотя, если бы только слова. А то санкции США не снимают, усиленным давлением грозят, визит госсекретаря Помпео отменяют, военные учения близ Корейского полуострова со следующего года возобновляют. Иначе говоря, решил Ким Чен Ын не ждать больше милости от американской природы. Тем более он тоже в курсе, что не в ней идти на уступки до капитуляции второй стороны. А после ее капитуляции – тем паче.

Впрочем, судя по тому, что сейчас говорят и пишут в КНДР о новом оружии, он никогда на счет Вашингтона и не обольщался. Разработка, признаются они, велась долгое время и не прекращалась. И вот результат. «Тестирование было успешным в соответствии со всеми передовыми показателями». Других деталей нет. Полагают, что для начала и этого достаточно. Пугает ведь неопределенность. И пусть теперь у Трампа голова болит. Как назвать Ким Чен Ына? «Человек-ракета» уже не подойдет. Ведь это точно была не она.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik