Пора бы нам осознать, что боевая спецпропаганда применяется только на войне и именно её уже ведут против нас

В Советской армии существовали органы спецпропаганды, которые предназначались для ведения политической работы среди войск и населения противника в военное время. Необходимость существования таких особых подразделений была связана с тем, что они были нужны не столько для классической, разъяснительной «политработы» мирного времени, сколько для непосредственного обеспечения боевых действий.

И предназначались для ведения психологической войны против войск и населения противника теми средствами и методами, которые ограничивались только военной целесообразностью. То есть, в такой военной спецпропаганде допускались практически все приемы, если они работали на ослабление противника и успех наших войск. И, конечно же, в боевых условиях стандарты объективности и правдивости информации резко снижались, особенно в тех случаях, когда это было необходимо. То есть, если говорить совсем просто, разрешалась даже прямая дезинформация, если она помогала дезориентировать противника и склонить его к прекращению сопротивления.

Офицеры подразделения спецпропаганды политуправления Южной группы войск Советской армии на учениях в Венгрии. В центре, с коротковолновым радиоприемником в нагрудном кармане, автор данной статьи. 1990 г.

Почему я об этом так подробно рассказываю? Да потому что, как бывший офицер органов спецпропаганды СА, вижу сегодня вокруг себя ту самую классическую психологическую войну, к которой меня когда-то готовили. Вот только ныне эту «политическую работу среди войск и населения противника» ведем не столько мы, сколько против нас – в нашем глубоком тылу. Причем, что самое важное, применяемые в этой «политработе» средства и методы в точности соответствуют нормативам ведения спецпропаганды в боевых условиях. То есть являются максимально свободными от соблюдения стандартов информационной работы мирного времени. И направленными на массированную и максимально возможную деморализацию населения самыми грубыми, но по-своему эффективными способами.

Приведу несколько самых свежих примеров из великого множества подобных вбросов, тиражируемых в нашем информпространстве практически ежедневно.

Только что одно весьма «кликабельное» и, что важно, ориентирующееся на крайне уязвимую молодежную аудиторию, местное интернет-издание выдало панический вопль под заголовком «Российскую военную технику сочли «безумно древними машинами».

Расчет явно сделан на то, что в детали никто особо вникать не будет, а наживку проглотят с аппетитом. Тем более, что аудитория на таких спецресурсах морально вполне подготовленная. Между тем, перед нами типичный образчик вражеской фронтовой спецпропаганды – наспех сколоченная фальшивка. Недолговечная, но рассчитанная именно на мгновенный психологический эффект.

В том, что это именно спецпропаганда, нетрудно убедиться, заглянув «за кулисы». Там вы увидите, что источником вдохновения конструкторов этого «вброса» стала публикация американского, (а как же иначе?!!!) издания The Drive. Которая, однако, в сравнении с русскоязычной версией, выглядит не настолько топорной сработанной. Во всяком случае, американский автор не стал так обобщать, называя российскую военную технику без разбору «безумно древними машинами».

В его заголовке данного эпитета удостоился всего-навсего один конкретный агрегат – реактивный двигатель, якобы от советского истребителя 50-х годов МиГ-15, который используется российскими войсками химзащиты в наземной автомобильной установке для обеззараживания армейской бронетехники, подвергшейся воздействию ядерного или химического оружия.

Впрочем, уровень «аргументации» американского автора тоже вызывает вопросы. Какая разница, с точки зрения данной специфической задачи, что за двигатель установлен на раме автомобиля? Неужели для обработки зараженной техники тепловой струей там обязательно должен стоять движок от суперсовременного Су- 57? Старое как мир правило гласит – если инструмент отвечает своему назначению, считать его устаревшим нет никаких оснований. Поэтому американец натурально попал пальцем в небо.

Но переводчики этой сомнительной писанины пошли еще дальше. Если в американской версии просто упоминается, что данная установка смонтирована на шасси автомобиля «Урал-375», то в российской содержится специальное, пропагандистски окрашенное, уточнение:

Журналист отмечает, что ТМС-65У работает на базе Урала-375Д, который производится с начала 1960-х годов.

Как видите, написано так, как будто это исходит из первоисточника. Но ведь американец о времени выпуска «Урала-375» вообще ничего не писал! Вероятно потому, что он не дурак и понимает – автомобильная база не имеет никакого отношения к эффективности работы смонтированной на ней тепловой установки. Вполне очевидно и то, что авторам русскоязычной версии такая натяжка понадобилось для подкрепления своего крайне спекулятивного тезиса о «безумно древней российской военной технике», ради которого все это «варево» и выплеснули на читателей.

На самом же деле совершенно безумным выглядит притягивание за уши к этой теме другого российского образца вооружений – тяжелой огнеметной системы ТОС-1. В американском тексте о ней вспоминают вовсе не потому, что она «безумно древняя», но только лишь в связи с тем, что оданная установка стоит на вооружении войск РХБ ВС РФ, столетие которых отмечается в эти дни. Собственно говоря, именно этому юбилею и была посвящена в целом вполне уравновешенная статья в американском издании The Drive.

В версии для российской аудитории её обкорнали до неузнаваемости, присобачив вдобавок самопальный заголовок о «безумно древних машинах». И сопроводив действительно безумной «аргументацией», никак и ничем не подтверждающей эту заявку.

А вот еще один сходный пример ведения психологической войны в нашем глубоком тылу. Накануне в местных СМИ, которые еще называют «мейнстримовскими», ввиду их тотального засилья на медийном рынке, широко тиражировалась статья о церковной ситуации на Украине. Даже заголовок этого материала – «В украинской православной церкви произошел раскол» с головой выдает его основную специальную цель – посеять смуту и уныние в рядах приверженцев канонического православия.

Статья сама по себе полностью фейковая, изобилующая недопустимыми в гражданской журналистике мирного времени натяжками и тенденциозными домыслами. Типа того, что два или три епископа УПЦ, из почти сотни имеющихся, побывавших на встрече с Порошенко, представляют интересы чуть ли не всего церковного клира. И только потому, что у них якобы есть какие-то бумажки, которые автор именует «доверенностями» от прочих иерархов УПЦ.

То есть, перед нами все та же спецпропаганда военного образца, у которой тормозов нет просто потому, что таковые не предусмотрены её конструкцией.

Все становится на свои места, стоит только взглянуть на фамилию автора этого шитого белыми нитками опуса. Оказывается это небезызвестная Янина Соколовская.

Та самая киевская фурия, которая в эфире чуть ли не всех российских федеральных телеканалов дерет глотку за киевскую хунту так, что хоть святых выноси!

И вот именно с её голоса «мейнстримовская» российская пресса вразумляет местную аудиторию о том, что происходит в церковной жизни на Украине. Надо ли говорить, что итогом этого специфического «вразумления» станет именно то, что в учебниках психвойны называется деморализацией населения противника.

Для чего всё это делается, для меня, как бывшего офицера военной спецпропаганды, ни малейшей загадки не составляет. Именно так, находясь в боевой обстановке, требующей моментальной реакции и быстрого эффекта воздействия, действовал бы я сам, выстругивая на коленке мало-мальски правдоподобные, или даже вовсе несусветные истории. С тем, чтобы максимально обескуражить и деморализовать противника. Потому что именно такова главная цель военной спецпропаганды, которая применяется только в условиях уже начавшейся войны. Специально уточняю для тех, кто этого еще не заметил.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов