Любое новое торговое соглашение с Китаем будет «несправедливым» для США, если не обеспечит Вашингтону гарантированное превосходство над Пекином

Промежуточные выборы в Конгресс США прошли, не выявив явного победителя. В том смысле, что неоконам не удалось добиться полного (или хотя бы решающего) перевеса в Капитолии, а значит, стратегически они проиграли. Импичмента уже точно не будет. С другой стороны, Трампу там укрепить свои позиции удалось только в Сенате, что заметно осложнит ему предстоящую выборную компанию.

Однако, как гласит старая мудрость, политик даже поражение обязан суметь преподнести как победу, результатами которой в целом лично он удовлетворен, всё идет по плану, можно двигаться дальше. Именно этому и была посвящена пресс-конференция Трампа 7 ноября, формально приуроченная к оглашению официальных результатов народного волеизъявления, но по факту ставшая официальным провозглашением ключевых реперов стратегической программы дальнейших действий президента США по возврату Америке ее былого величия.

В лучших традициях глава Белого дома начал ее с очередного открытия. Оказывается, Китай — это не просто некая азиатская страна по другую сторону Тихого океана где-то между Вьетнамом и Россией. Невероятно, однако, они там почему-то очень много о себе возомнили, да еще имеют наглость изложить глобальные притязания в фундаментальном документе «Стратегия 2025». Из нее следует, что к указанной дате Поднебесная собирается превзойти США по объему экономики, опираясь на которую, стать безусловным лидером мира, сместив с вершины нынешнего гегемона.

Вопиющая наглость притязаний до глубины души оскорбила американского президента. Факт того, что программа «Сделано в Китае — 2025» официально обнародована китайскими властями минимум год назад и широко освещается как в собственной китайской, так и в международной прессе, американский президент изящно замолчал. Верьте, он о ней буквально только вот вчера услышал.

Свои чувства в отношении этой программы развития Китая по ходу выступления Трамп подчеркнул трижды, заявив в итоге, что благодаря его усилиям на посту лидера Америки такого не случится никогда. В качестве убедительного доказательства обоснованности обещания были упомянуты 11,7 трлн долларов дополнительного дохода, которые вот-вот начнут поступать в казну государства благодаря введенным торговым санкциям против КНР. Америка, стало быть, станет богаче, а Китай, соответственно, на эти деньги обеднеет.

Но в целом против Пекина Трамп ничего плохого не имеет и готов восстановить сотрудничество при условии заключения нового торгового соглашения между двумя странами. С обязательным условием, оно должно быть, безусловно, справедливо для Америки. На данный момент, с 9 ноября, за закрытыми дверьми в Пекине проходит очередной раунд рабочих консультаций официальных представителей сторон, теоретически готовящих успех встречи Трампа и Си Цзиньпина в Аргентине на саммите G20 в конце ноября.

Как сейчас говорят американские комментаторы, якобы из источников, близких к переговорам, раз американский лидер пообещал нормальное сотрудничество и не коснулся темы подавления в Китае религиозных и политических свобод, это вызвало большое воодушевление у китайской стороны.

Тем самым прозрачно намекается, что очень скоро Трамп, подобно римским императорам, сможет с триумфом бросить к ногам американского народа еще более великую победу, чем замена насквозь плохого НАФТА прекрасным и справедливым договором USMCA.

Вероятнее всего, цели нынешней администрации именно таковы, однако степень их практической достижимости остается под большим вопросом.

Формально у Трампа есть все основания в Аргентине одержать победу над «Красным драконом». Санкционное наступление на Китай проведено в целом успешно. Оставаясь в рамках зеркальных действий, Пекин полностью исчерпал возможности давления через американский импорт в Китай. Он в три раза уступает объему поставок китайских товаров в Америку, тем самым позволяя Вашингтону спокойно забирать в три раза больше пошлин, чем может он сам.

Правда, тут Трамп, мягко скажем, в цифрах несколько лукавит, самую малость, примерно на порядок. 11 трлн санкции принести не могут уже хотя бы потому, что весь совокупный китайский экспорт в США составляет 436 млрд долл, а пошлины составляют 25% от этой суммы.

Но при этом Китай действительно оказался не в состоянии ответить жестко. Идея полностью обнулить импорт нефти из США хороша и пока работает, но, во-первых, объем операций масштаб санкционных потерь не перекрывает, во-вторых, в американском Конгрессе ведется подготовка закона NOPEC, способного дать Вашингтону право персонального давления на любую страну нефтяного картеля.

Пример с Ираном показывает, что оно может носить прямой политический характер, а история со SWIFT — что американские власти способны доставать неугодных через банковский сектор буквально на основании решения чуть ли не мелкого местного суда где-нибудь в глуши Айдахо. Тем самым, теоретически, американцы надеются обрести возможность заставить другие страны отказаться от продаж нефти Китаю.

И не только нефти. Фактически Трамп прямым текстом обозначил свое видение справедливости любых торговых отношений как строго односторонних и только в пользу США. Интересы всех прочих — по остаточному принципу.

Иными словами, президент США объявил прямую войну Китаю как главному геополитическому противнику. Это уже не просто торговый спор двух крупных хозяйствующих субъектов, это битва на выживание, в которой Америка принципиально не согласна уступить кому бы то ни было, вне зависимости, по правилам или вопреки им.

Руководство Поднебесной не может не понимать характера и направления сложившейся глобальной тенденции. На данный момент экономика страны не просто критично зависит от экспорта в целом, она оказалась фатально привязанной к главному рынку — американскому, который Трамп только что публично пообещал закрыть совсем. «Справедливость» в его представлении означает, что внешнеторговое сальдо для Китая обязано стать стабильно отрицательным.

Отсюда вытекают два вывода. Во-первых, вернуть стратегическое равновесие Пекин сможет, только если сумеет найти какой-то принципиально асимметричный ответ в сейчас слабо прогнозируемой области, исключающей возможность их упреждающего купирования Америкой. Во-вторых, времени на это осталось ровно до того момента, как в Вашингтоне примут закон NOPEC и протестируют его на любой из стран, входящих в Организацию экспортеров нефти.

Если Китай в оставшийся временной отрезок, то есть максимум до весны 2019 года, решить задачу сумеет, у него появится шанс удержать глобальное противостояние в рамках только мирной экономической борьбы. В противном случае геополитическое поражение Поднебесной становится лишь вопросом времени. А учитывая нахрапистость Трампа, весьма недолгого.

В этом случае Пекин неизбежно откатится к уровню если не конца 80-х, то точно к середине нулевых, что гарантированно означает масштабное падение внутреннего уровня жизни, кризис долгосрочной стратегии развития государства и, весьма вероятно, отстранение от власти нынешнего правящего клана китайской элиты. Что вряд ли пройдет без массовых беспорядков.

Проект «Пояса и Пути» почти гарантированно тоже окажется если не отменен полностью, то решительно ужат в масштабах, целях и географии. Под вопросом окажется даже способность КНР сформировать собственный устойчивый самодостаточный экономический и политический кластер в Азии.

Таким образом, если Китай за оставшееся время асимметричный ответ придумать и реализовать не сумеет, у него не останется иного выбора, кроме прямой горячей войны с США. И этот вывод совсем не радует. Слишком легко вооруженное столкновение между Пекином и Вашингтоном может перерасти в обмен стратегическими ядерными ударами.

Александр Запольскис, ИА REGNUM