Наказать участвовавших в выборах в ДНР обещал Петр Порошенко, распространялась информация, что тех, кто опустит бюллетени в урну, не только лишат всех социальных выплат, но и будут арестовывать при пересечении границы. А в том, что списки избирателей окажутся на Украине, мало кто сомневается.

81 процент явки на выборах в ДНР – это серьезный перебор, которого не найти даже на Украине. Предвыборная кампания в республике и сами выборы были организованы умельцами, которые пустили в ход обкатанную еще в советские времена модель, когда количество голосовавших на выборах в советы всех уровней в отчетах лишь слегка недотягивало до 100 процентов.

Кроме всего прочего, лозунги и слоганы, украсившие Донецк, оказались настолько отвязаны от реалий местного быта, что вызывали даже не отторжение – с этих растяжек с дончанами кто-то пытался говорить на инопланетном языке.

Сейчас уже никто не сумеет установить, какова была реальная явка. Но по наблюдениям журналистов, съехавшився в Донецк, люди голосовали крайне неохотно. На нескольких участках, куда подвозили бюджетников, сумели выстроить картинку для тиражирования в СМИ. Здесь были и очереди, и даже слегка нервная атмосфера, которую при желании можно было выдать за праздничную. Но в целом никакого ажиотажа даже близко не наблюдалось.

Я сам голосовал в 5-й гимназии на Школьном бульваре около пяти часов вечера. Участок был пуст – я оказался единственным избирателем. И мне абсолютно достоверно известно, что из моего подъезда голосовать не пошел никто.

Проблема даже не в претензиях населения к Денису Пушилину.

Мне кажется, что за те два месяца, что он управляет республикой, к нему начали привыкать. Он очень неплохо держится на различных мероприятиях: уверенная, хорошо поставленная речь, обещания повысить зарплаты и пенсии, либерализовать налоговую политику, снять с бизнеса кошмарные обременения, наложенные предыдущей властью, уже принятые решения по амнистии на грабительские штрафы – все это в целом на людей, внимательно следящих за процессами в республике, на мой взгляд, производит весьма благоприятное впечатление.

От того неприятия кандидата номер один, которое наблюдалось в начале избирательной кампании, к моменту выборов уже мало что осталось.

Нежелание людей голосовать объясняется скорее угрозами, звучавшими с Украины.

Наказать участвовавших в выборах пообещал Петр Порошенко, в различных пабликах разгонялась информация о том, что тех, кто опустит бюллетени в урну, не только лишат всех социальных выплат, но и будут арестовывать при пересечении границы. А в том, что списки избирателей окажутся на Украине, мало кто сомневается.

Закрытая информация из различных министерств и ведомств уже неоднократно попадала на ту сторону. Поэтому многие пенсионеры, которые являются наиболее щепетильными избирателями и голосуют массово, на сей раз вынуждены были остаться дома.

Так или иначе, несмотря на агрессивную кампанию на Западе и в Киеве, направленную против выборов, они состоялись. Это крайне важная веха для республики, поскольку сам тот факт, что законодательная и исполнительная власть вновь получили долговременную регистрацию, демонстрирует жизнеспособность государственно-административных образований Донбасса, которые в условиях войны не просто выживают уже четыре года, но и совершенствуют аппарат управления.

Выборы сложно назвать выборами в полном значении этого слова. То, как они были организованы, говорит о том, что это было назначение. Москва поставила человека, которого она считает своим.

Можно вспомнить о том, как в России на время отменяли выборность губернаторов. В тот момент это было необходимой и вынужденной мерой, поскольку управляемость в стране стремилась к нулевой отметке. Центробежные процессы зашли так далеко, что казалось – вот еще немного, и страна повторит судьбу Советского Союза.

С ДНР дела обстоят немного иначе. Здесь необходимо преодолеть эхо атаманщины: разорительного и крайне дорого стоившего экономике республики экспериментирования в области налоговой политики, игр в национализацию и стремления больших и малых начальников иметь собственные силовые подразделения.

Сейчас Москва берет эту территорию под гораздо более плотную опеку. Именно поэтому выборная кампания была построена так, чтобы максимально исключить влияние случайных факторов на результаты.

Я полагаю, что в условиях военных действий и разбалансированной усилиями некоторых известных фигур хозяйственной сферы это вполне разумный подход.

По крайней мере, он означает, что никто, вопреки всем опасениям, никого никуда не сливает. В республике, где все еще очень сильны с украинских времен инерционные процессы, необходимо изживать многие болезни, присущие сегодняшней Украине: внедрять российские стандарты в разных областях жизни, подтягивать к российским условия жизни людей, правовую практику и прочее. То есть речь идет о таком режиме управления, при котором глава республики отодвинут от вопросов, связанных с обороной.

Его сугубой компетенцией становится исключительно гражданская сфера, в которой сегодня зияют колоссальные прорехи – как по части благосостояния граждан и обеспеченности их рабочими местами, так и в плане обеспечения внятной и стабильной общественной атмосферы.

Сегодня республика пребывает в тяжелейшей депрессии. Люди не понимают, что их ожидает завтра. Вернее, понимают, что ничего – годы непризнанности, существования в гетто. Развитие экономики, улучшение условий жизни, продолжение интеграции в Россию – это то, что способно вернуть населению веру в себя и в республику. Есть все основания думать, что именно этот путь и выбран.

И, кстати, благотворное влияние на атмосферу оказал один момент, который не все заметили. Два месяца имя Дениса Пушилина публика склоняла на разные лады. Это говорит прежде всего о том, что власти люди не боятся – они не ждут, что за критические отзывы их притянут к ответу.

Я бы сказал, что, став мишенью для критики, Денис Владимирович тем самым немало способствовал оздоровлению и демократизации общества. Понятно, что ненамеренно, но одно хорошее дело уже, кажется, сделано.

Андрей Бабицкий, ВЗГЛЯД