Чем ближе дата Brexit, тем «страньше и чудесатее»

Двадцать девятого марта 2019 года станет первым днем Великобритании без Европейского союза. Наверное, и без нынешнего правительства. Почти точно – без нынешнего премьера. Зато с кучей проблем – это уж совершенно точно

Чем ближе дата Brexit, тем «страньше и чудесатее»

Бывший министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон предрек Лондону капитуляцию в переговорах с Евросоюзом. По его словам, кабмин согласился стать «пустым местом» для Брюсселя, подписавшись не только под существующим сводом правил ЕС, но и согласившись на будущие нормативные положения, в разработке которых Лондон не будет принимать участия. Джонсон уверен, что предложение Мэй по таможенному союзу поставит крест на возможности заключать торговые сделки и работать с торговыми пошлинами. Свои опасения он изложил в статье для The Telegraph.

И все бы ничего, такие авторские статьи экс-министр пишет с азартом для многих изданий. Сенсации, в общем, нет. Но факт остается фактом: времени на то, чтобы добиться от Брюсселя выгодных условий, у премьер-министра Великобритании все меньше. К декабрю все должно быть согласовано, одобрено и подписано. Иначе – никакой сделки. Развод по «жесткому варианту». С битьем посуды. А ведь вроде бы все шло неплохо. В начале ноября британские СМИ писали, что стороны согласились сохранить всю Великобританию в таможенном союзе ЕС (что, кстати, тоже не всем в Лондоне понравилось).

При этом Тереза Мэй сообщила, что соглашение по условиям Brexit между Лондоном и Брюсселем готово на 95%. Но на последних процентах, видимо, что-то сломалось. Евросоюз отклонил ключевое соглашение. Мэй предлагала европейцам создать независимый механизм, чтобы решить таможенные споры, и избежать жесткой границы Северной Ирландии с Ирландией.

В Брюсселе от предложения отказались: следить за соблюдением решений можно только в Европейском суде. Вопрос ирландской границы в итоге не решен. А он нуждается в деликатном подходе. И Лондону, и Брюсселю нужно как-то не допустить появления реальной границы между Северной Ирландией и Республикой Ирландия после Brexit’a. Но как именно. Судя по всему, в этот раз не получилось.

А по ходу дела в своем политическом будущем в составе правительства Мэй засомневались четыре министра, выступающих против выхода из ЕС. Пресса сообщила, что они находятся на грани отставки. Ранее пост замминистра транспорта покинул Джо Джонсон, брат бывшего главы МИДа Бориса Джонсона. Все это может стоить Терезе Мэй премьерства. Так что, чем ближе дата Brexit, тем «страньше и чудесатее» все становится.

Кирилл Бакеев, радио Sputnik