Обычно, чтобы понять настоящее и помочь себе выбрать будущее, люди изучают прошлое. Иногда они прошлое придумывают — чтобы выместить проблемы настоящего, которые не могут разрешить. Или же людям хочется как-то оправдать то, что они еще только хотят сделать, — для этого они хватают прошлое за хвост и мучают до тех пор, пока оно не промяукает, что им надо

Майдан

Красочные примеры — украинский голодомор и прибалтийская оккупация. Со всех точек зрения Прибалтике и Украине выгодно сотрудничать с Россией: это прибыльный транзит, совместные производства, большой рынок сбыта и изобилие ресурсов. С точки зрения политической, это сотрудничество также выгодно, поскольку у стран общие проблемы, одни и те же исторические родимые пятна, сходные задачи в области модернизации и исторически обусловленные возможности совместной безопасности.

Но если принять за историческую аксиому, что Прибалтика и Украина были оккупированы, а на Украине еще и устроен геноцид, то все трагически меняется. Немедленно Россия из возможности превращается в угрозу, а уничтожение собственного суверенитета и экономики переходит из разряда того, чего стоило бы избегать, — в неизбежные жертвы на алтарь независимости от России.

Но иногда все бывает наоборот. И, глядя на то, что творится в настоящем, мы может понять, что и как происходило в прошлом.

В украинском городе Кривой Рог несколько дней не было отопления. Не отапливались две тысячи многоэтажек, 78 школ, 75 детских садов и 22 больницы. Максимальная температура в детских садах достигала 14 градусов. Детей отпустили на вынужденные каникулы. Больных, кто мог ходить, — тоже.

В Киеве горячую воду включили, кажется, в октябре. До этого горячей воды в столице украинского государства не было.

Впрочем, нельзя сказать, что киевский режим ничего не предпринимает для исправления ситуации и помощи стране.

Во-первых, продолжаются обстрелы Донбасса.

Во-вторых, глава института исторической памяти Владимир Вятрович объявил о планах быстрой и решительной декоммунизации Донбасса и Крыма. Планы по переименованию всего в Крыме уже подготовлены. Сама Украина уже успешно декоммунизирована. Согласно отчету Вятровича, «переименованы 987 населенных пунктов, 52 тысяч топонимов, демонтированы 2,5 тысячи памятников».

В селе Крупнодеринцы Полтавской области, например, декоммунизаторы повалили памятник Ленину, который жители села не стали демонтировать добровольно. Чем не помощь?

Как видим, все на Украине вот-вот наладится. Не может же не наладиться. Нужно только покрасить все вокруг в правильные, угодные богам цвета, переименовать улицы, города и площади в угодные богам названия, и боги пошлют изобилие. Правильный порядок вещей порождает изобилие сам по себе, а декоммунизация — это обязательная часть установления этого порядка.

Именно на этом красочном примере мы и можем понять, как именно произошел голодомор и насколько в нем, в этом самом голодоморе, виноваты хтонические москали. Экспериментальным путем выяснилось: чтобы начать морить народ Украины холодом, никакой необходимости в москалях нет.

Однако в сортах прошлых и нынешних украинцев, на первый взгляд, существует значительная разница. Украинцы периода голодомора занимались коллективизацией и коммунизацией, а нынешние украинцы периода холодомора заняты совершенно противоположным — приватизацией и декоммунизацией. Как так получилось, что направления противоположные, а результат один?

Ответ в том, что и те, и другие, помимо коммунизаций и декоммунизаций, коллективизаций и приватизаций, были заняты кое-чем сходным. Даже, я бы сказал, одним и тем же. А именно — украинизацией, выражающейся в принудительном записывании всего населения Украины в украинцы, запрете русского языка, а также в вышиванизации всего доступного пространства.

Развивать собственную национальную культуру, усложнять ее, обогащать — дело нелегкое и не быстрое, но достойное, требующее труда, ума, стремления к знаниям. Угнетать других с помощью узора на рубашке — быстро, легко, выгодно, ярко, приятно, карьерно. Правда, вредно и позорно, но этого не все могут понять. Да и не каждый способен отказаться от такого карьерного инструмента.

Дальнейшее очевидно.

Чтобы сделать карьеру на Украине сегодняшней и на Украине тогдашней — нужно заниматься украинизацией. То есть делом по определению подлым, жлобским, вредным и глупым. Следовательно, в руководящие кадры что тогда, что сейчас отбирались и отбираются либо больные на голову маньяки, либо подлые карьеристы, готовые исправлять Гоголя и вычеркивать Пушкина с Чеховым. Одни — ради Шевченко и вышиванки, вторые — ради должностей и пайка. То есть в любом случае — дураки и дегенераты.

А дальше нет никакой разницы, чем будет заниматься дегенерат и дурак: коммунизаций или декоммунизацией, приватизацией или коллективизацией. Все равно результат будет один и тот же — что с хлебом и скотом, что с газом и углем.

Что ни делает дурак —
Все он делает не так.

Все будет разворовано и уничтожено в результате любого процесса, и неважно, капиталистический он или социалистический. Исход процесса определяется не его целью или идеологическим происхождением, а кривизной рук, замутненностью мозгов и личными целями того, кто этот процесс производит.

Если весь кадровый пул состоит из маньяков-националистов, дураков, карьерных негодяев и воров, то результатом будет позорная разруха и угнетение, напомаженные в отчетах для начальства. Хоть в 1930-е, хоть сегодня. Разве что начальство сменило географию, и ЦК КПСС теперь не в Москве, а в Вашингтоне.

А закончится все точно так же, как и в прошлый раз, — полной дисквалификацией выбившихся в начальство на условиях отбора наиболее качественных дураков и негодяев. И крайне маловероятно, что декорации к финальной сцене построит  Вашингтон.

Жители Кривого Рога уже ворвались в здание газораспределительной компании «Криворожгаз», сорвали пломбы с оборудования, захватили и запустили котельные. Какое-то время они проработают, а дальше… Что ж, мало ли на Украине городов?

Тем временем российский концерн «Энергоатом» начал пуск первой в мире плавучей атомной электростанции «Академик Ломоносов».

Без этой новости картина была бы неполной.

Роман Носиков, РИА ФАН