Президент Франции сегодня говорит о создании армии Европы, а его министр финансов об империи. Что это? Фантазии Эммануэля Макрона или неизбежность?

Европейский союз зашел в своем развитии в тупик. Об этом не говорит сегодня только ленивый. Все понимают, что реформы назрели и неизбежны. Разногласия состоят лишь в том, какими они должны быть. И в этом месте европейское единство заканчивается и начинается история современного европейского «сепаратизма». Причем, в какой-то степени сепаратистами являются все, в том числе и те, кто говорит об укреплении связей…

Европа двух скоростей

Итак, Эммануэль Макрон шел на выборы с программой реформирования структур ЕС. По его мнению, предшественники допустили массу ошибок, которые сегодня больно бьют не только по его избирателям французам, но и по всем европейцам, которых он тоже сможет осчастливить.

«ЕС должен быть «более инновационным» и «двигаться вперед, чтобы не разрушиться»

Что Макрон при этом на самом деле имел в виду, стало понятно только тогда, когда он, отойдя от выборной и поствыборной горячки, в 2017 году впервые внятно смог сформулировать свое видение «реформ».

Оказалось, что Эммануэль является сторонником идеи «Европы разных скоростей». Сторонники данной концепции считают (если отбросить дипломатию), что союз не может быть однородным. У его частей есть свои различия, а потому в ЕС должны быть страны первого и второго сортов. Причем первые должны перестать кормить вторых, а те, в свою очередь, не должны за это обижаться на первых.

Примечательно, что он высказал эту идею одновременно с Ангелой Меркель (ранее противницей данной концепции). А еще, что сформировалась новая политическая линия двух главных стран ЕС на фоне выхода из его состава третьей большой силы, Великобритании.

Это сразу не понравилось малым странам Европы, неформальным лидером которых постепенно под американскими влиянием становилась Польша.

Ясно, что в такой ситуации обязательно появляются те, кто подобным подходом недоволен. И это как раз те страны, которые привыкли жить за счет других. И не случайно в резкую оппозицию к любым изменениям нынешнего статус-кво встали страны южного европейского пояса и государства восточной Европы, экономическое чудо которых во многом зависит не от их ежедневного кропотливого труда, а от тех денег, которые ЕС выделяет на их развитие (чтобы подтянуть до своего уровня). Теперь всем этим программам приходит конец, и каждый должен готовиться жить на свои. А кому из «попрошаек» это понравится?

Но как сказал по этому поводу нынешний хозяин на Елисейских полях, «когда Франция и Германия говорят одним голосом, Европа продвигается вперед».

А потому: «Мы должны придумать Европу с несколькими форматами, чтобы идти дальше с теми, кто хочет идти вперед, не препятствуя государствам, которые хотят, и это их право, идти не так быстро или не так далеко» (Эммануэль Макрон).

А это неотвратимо приведет к появлению и быстрому росту линий разлома и как следствие к открытому конфликту интересов и … ослаблению единства, за которое якобы борется Макрон.

Но как тогда следует понимать последние идеи президента Франции о создании единой армии, которая должна уметь защитить континент не только от России и Китая, но и от США, а еще такое интересное высказывание его министра финансов Брюно ле Мэра, что в Европе должна быть построена «империя»…

Империя немецкой и французской нации

На самом деле, все очень логично. Государство — это машина насилия. Любая централизация полномочий в руках Брюсселя приведет к тому, что еврочиновники будут увеличивать давления на национальные правительства и требовать их отступать от своих национальных интересов в пользу общих, повестку дня которых на сегодня формируют Франция и Германия.

Давайте поиграем в игру, придуманную Агатой Кристи в романе «Десять негритят». На сегодня Европарламент имеет 732 мандата. Без депутатов от Великобритании их остается 660. Париж и Берлин на двоих иметь 172 голоса. То есть чуть более четверти. Это много, но недостаточно, чтобы полностью подчинить Европу своей власти.

Этим, кстати вполне пользуются в Вашингтоне. США умело играют на противоречиях стран континента и не позволяют немцам и французам выстроить устойчивую единую не проамериканскую повестку дня европейской политики.

А потому число стран надо сокращать дальше. За счет кого? За счет «тунеядцев». А таковыми являются государства юга континента, Испания, Италия, Греция и Португалия (суммарно 180 голосов) которых уже ни официальному Берлину, ни Парижу не жалко, и Восточная Европа…

А вот этих отпускать нельзя, так как они для Франции и Германии стали источником самой лучшей и беспроблемной рабочей силы. И их не отпустят, потому, что как только Евросоюз очистится от «лишних» стран юга Берлин и Париж будут иметь более 40% голосов в европарламенте (за счет роста населения у них и вымывания населения из задворков).

И как только политическая линия Европы станет единой и антиамериканской, вернее прогерманской и профранцузской, ее надо будет уметь защитить не только от России и Китая, но и от США.

И да, это будет империя, очень схожая географически на Третий Рейх в месяцы его наивысшего расцвета. В общем, пока никаких противоречий я не вижу.

мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции

Yurasumy, ИА «Политика сегодня»