Пятьдесят тысяч человек насадили на свой «Единый трезубец», чтобы поразить масштабом и боеготовностью. Поразили. В результате учений у НАТО с мирной жизнью – 1:1. И это оно еще воевать не начинало

Большому кораблю – большое плавание. А крупным учениям – крупные столкновения. А когда большой корабль на крупных учениях – его большое плавание и заканчивается крупным столкновением. Хотя, как оказалось, не такой уж он и большой. По сравнению с танкером. Тот даже носом не повел. Так носом натовский фрегат и прошил. Теперь стоит в сторонке целый и невредимый, смотрит, как его «жертву» все еще пытаются откачать. Тщетно. Пробоина в десять метров. Хоть капитан и успел посадить судно на мель, чтобы не затонуло, но и там от него вот-вот останется лишь мокрое место.

И печальная память. 650 миллионов долларов и все – на дно. А ведь, казалось, все уже позади. Гордость ВМФ Норвегии – супероснащенный «Хельге Ингстад» возвращался с победой в небывалых для этой географии маневрах НАТО в родную гавань. В ней и принял свой последний морской бой. Не помогли ни торпеды, ни крылатые ракеты, ни система ПРО «Иджис», ни технология стелс. Впрочем, она-то и сыграла роковую роль. Потому что «играла», а должна была «отдыхать». Вот танкер слона и не заметил.

Фрегат шел домой так же, как Тесей. Только тот забыл поменять черный парус на белый в знак того, что поход завершился удачно, что и привело его отца Эгея на самую высокую скалу, с которой он сиганул в пучину. А этот не включил транспондер. Это что-то типа радиоэлектронных фар, позволяющих идентифицировать корабль даже в темноте. Обязательное условие при судоходстве в мирное время. Вряд ли тоже забыл. Потому что это у Тесея был понт, в их смысле, море. А у этих-то – понты. И не только на море, но и на суше, и в небе. 50 тысяч человек насадили на свой «Единый трезубец», чтобы поразить масштабом и боеготовностью. Поразили.

Вначале загорелся канадский эсминец – вспыхнуло машинное отделение. Обошлось без травм. Затем танк напоролся на фуру, груженую шведскими солдатами. Четверых увезли на скорой. Дальше дорогу не поделили сразу семь боевых машин. Несколько из них после этого «боестолкновения» еще дымились в кювете, а недалеко от него военный грузовик протаранил уже и гражданский автобус. Так что морской случай у фьорда – это как бы реванш. В результате учений у НАТО с мирной жизнью – 1:1. И это оно еще воевать не начинало. Может, тогда и не стоит?

Если они не успели сделать выводы из своих «крупномасштабных», то после потери «Хельге Ингстад» напрашиваются, как минимум, три. Причем два, несмотря на минус фрегат – со знаком плюс. Во-первых, их технология стелс работает как надо. Даже когда не надо. Во-вторых, их корабли – это совсем не то, что не тонет. Тонет и очень уверенно. Ну, и в-третьих, лучше бы им не подкрадываться к тому, что больше их и надежней. Раздавит и не заметит. Может, конечно, и наоборот, вначале не заметит, но все равно раздавит. В общем, чему они там за две недели научились – пусть это будет их маленькая военная тайна. Но всем здесь станет легче, если она уйдет вместе с ними.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik