Несмотря на то что запрещённые в РФ террористические организации ИГ* и Аль-Каида** потерпели, казалось бы, сокрушительное поражение на Ближнем Востоке, причём произошло это не без нашего прямого участия, глава ФСБ Бортников на открытии совещания руководителей спецслужб заявил, что террористическая угроза не просто не побеждена окончательно — более того, она принимает новые и по-своему беспрецедентные формы.

Созданные на почве радикального ислама группировки объединяются в новый проект, который, если вдуматься, куда масштабнее и амбициознее, чем пресловутый «халифат» на Ближнем Востоке, точнее на территории Ирака и Сирии. Глава ФСБ недвусмысленно подчеркнул, что цель этих новых формирований — непосредственная борьба за власть в отдельно взятых странах.

«Стратегической целью подобных структур является свержение действующих политических режимов и приход к власти», — сообщил Бортников, открывая совещание российских силовиков.

Какие действующие режимы Александр Бортников может иметь в виду в первую очередь? Если вспомнить недавний спич коллеги Бортникова, председателя Совета безопасности Николая Патрушева о том, что сферой интересов террористов из ИГ и смежных радикальных организаций в ближайшее время станет Средняя Азия, то логично предположить, что глава ФСБ имеет в виду прежде всего среднеазиатские политические режимы.

Действительно, по линии спецслужб на протяжении последних полутора лет гуляет информация, что на границе с Таджикистаном со стороны Афганистана происходит регулярное накопление живой силы — вооружённых людей. Чёрные флаги так называемого халифата эти боевые формирования поднимать не спешат, как не спешат в принципе обозначать себя частью какой-то ранее известной террористической организации.

Учитывая высокий градус социальной напряжённости в самом Таджикистане, можно предположить, что на данный момент эти формирования состоят в основном из беженцев, которые по тем или иным причинам не смогли официально выехать из страны в ту же Россию и покинули Таджикистан нелегально, перейдя афганскую границу. Но вот вопрос: кто вооружает или, если хотите, курирует эти взрывоопасные бандформирования? Известно, что часть руководящего состава ИГ после поражения в Сирии и Ираке была переброшена именно в Афганистан.

Любопытно, что последним публичным «министром войны» ИГ (у террористов были именно министры войны, а не обороны) стал бывший командир таджикского ОМОНа Гулмурод Халимов.

Да, я в курсе, что спецслужбы уже заявляли о его ликвидации, однако реальных доказательств, что Халимов действительно убит, до сих пор нет. Плюс ко всему надо понимать, что любой полевой командир, так или иначе занимающий руководящую должность, воюет не сам по себе, а вместе со своей командой, с людьми, которые ему верны и близки по духу, с людьми, которым он доверяет.

При самом известном «министре войны» ИГ Абу Омаре Аш-Шишани (по паспорту он Тархан Батирашвили) на ведущих командных позициях в группировке были выходцы с Северного Кавказа. Батирашвили родом из Панкисского ущелья, он наполовину кистинец и, соответственно, к себе в окружение старался брать кавказских земляков, преимущественно боевиков-чеченцев. К слову, его игиловская кличка Аш-Шишани так и переводится — чеченец.

Поскольку в случае Батирашвили информация о его ликвидации в результате американского воздушного удара, похоже, действительно объективна (хотя и его официально убивали раз семь, наверное, — не меньше) и опять-таки сами же игиловцы заявили, что должность «министра войны» перешла к Халимову, есть все основания полагать, что вместо выходцев с Кавказа на лидирующие позиции в так называемом халифате начали выходить именно уроженцы Средней Азии. Уже тогда можно было сказать, что радикалы в определённой мере действуют на перспективу, формируя команду для новых задач — не в Сирии или Ираке, а у границ с Таджикистаном, Узбекистаном, Киргизией.

Исламистский радикализированный потенциал есть, безусловно, во всех этих трёх среднеазиатских странах. Вопрос — какой режим курируемые экс-игиловцами бандформирования попробуют расшатать первым. Сугубо на мой взгляд, наиболее шаткое положение в этой зоне риска как раз у Таджикистана. Тем более что попытки вооружённого восстания там периодически возникают, а уверенности в стопроцентной консолидации местных элит всё-таки нет.

Впрочем, с другой стороны, нападать на государство из ОДКБ террористы могут и не рискнуть. Они вполне способны начать свой поход на Среднюю Азию с того же Узбекистана, тоже, впрочем, государства — члена ОДКБ, где после смерти Каримова наблюдаются определённые противоречия внутри элит. К тому же, памятуя о перманентном социальном напряжении в Фергане, расшатать ситуацию там военные специалисты из числа командиров ИГ, которые в своё время завоевали пол-Сирии и пол-Ирака, наверняка способны.

Подытоживая сказанное выше: когда Бортников говорит о планах боевиков по свержению режимов, он, на мой взгляд, намекает на то, что нас ждёт серьёзная заварушка у юго-восточных границ. Хорошо, конечно, что мы предупреждены. Значит, и защищены отчасти. Но расслабляться после победы в Сирии точно не стоит.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Семён Пегов, RT